Арда. Первая эпоха

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арда. Первая эпоха » Мини-словески » На Тангородрим


На Тангородрим

Сообщений 1 страница 30 из 684

1

Альтернативный основной игре, но более каноничный вариант спасения Маэдроса из плена.

0

2

Сколько он уже шел? Время здесь словно стояло на месте, было вязким, почти физически ощутимым. Он продирался сквозь него, а оно словно толкало назад... Было невыносимо тоскливо и... страшно. Он, кого называли Отважным потому что он действительно никогда ничего не боялся, сейчас испытывал самый настоящий страх. Идти приходилось тайком, прячась за какими-то чахлыми, как будто мертвыми и искореженными, кустами, - слишком много шансов было нарваться на тварей Моргота.
Когда он отправился в этот путь, он даже приблизительно не представлял себе, как проникнет в Анамандо и найдет Майтимо и что будет делать, чтобы спасти его. С этого времени мало что изменилось - разве только прибавилась усталость и поутихла горевшая в сердце надежда...
Почти в отчаянии, Финдекано взял в руки арфу. Сейчас был день - время, когда орки ходят не слишком охотно. Он присел прямо на землю, прислонившись спиной к поваленному дереву и тихо тронул пальцами струны. Если кто-то услышит, плевать... отобьется. Или погибнет, что вероятнее всего, он в любом случае погибнет...
Песня, сначала тихая, почти робкая, постепенно обрела силу, голос зазвучал увереннее. Он пел песню, которая была сложен еще тогда, когда нолдор жили в мире и согласии, а их с Майтимо дружба не была омрачена ссорой их отцов. Он пел, словно бросая вызов неприступным скалам, всем оркам в Эа и самому Морготу.

0

3

Здесь, наверху, времени не было. Сколько прошло времени с тех пор, как он оказался на скале, Майтимо мог сказать только основываясь на своих чувствах, но они столько раз уже подводили его, что он ни в чем не был уверен.
Однажды ему показалось, что еще не все кончено - из-за почти неразличимого во тьме горизонта показался слепящий  диск, и все небо окрасилось в сине-серебряные цвета, а потом, чуть позже - второй, больше и ярче, и от его лучей все вокруг стало словно объято пламенем, живым, таким теплым...
"Неужели им удалось? Валар удалось оживить древа?"
А в свете этого нового светила блестели копья, щиты, стяги со знакомыми, но не их гербами. Те, кого они бросили в Валиноре дошли по льдам...
"Финдэкано, неужели и ты там? Как же ты должен меня ненавидеть..."
Было слишком далеко, чтобы он мог видеть все это, но он видел - наверное, это была часть заклятья Моргота.
Это была надежда для всех, но не для него. Майтимо знал, что он останется здесь навсегда. Сколько раз Моргот говорил, что братья бросили его, и он знал, что это почти правда - они никогда не пойдут на сделку.
Шли дни, теперь их уже можно было считать почти как прежде, по смене светил, как по смене света Древ. Он проникал даже сюда, хоть Моргот и призвал темную пелену на небо над своей твердыней. Только вот Майтимо было безразлично сколько прошло времени. И вот однажды тишину этого проклятого места разбил такой знакомый голос.
"Финдэкано?"
Это было невозможно - что ему делать здесь? Всего лишь бред, очередное видение... И все же - так хотелось поверить в него.
- Финдэкано...
Голос подводил - вместо крика  из горла вырвался только хрип, слишком тихо, чтобы его можно было услышать.

0

4

"Финдэкано?"
Финдекано замер, опустив арфу... Ему послышалось или он услышал ответ? Голос Майтимо он узнал бы гду угодно, только вот где уверенность, что это не морок, насланный Врагом? Тут, у подножий Тангородрим сам воздух был пропитан ложь Моргота, его злобой... эти горы излучали холодную, беспощадную ненависть ко всем чужакам.
И все же он снова коснулся струн. Пропев еще несколько строк, он вновь замолчал, прислушиваясь...
- Финдэкано...
На этот раз голос был слышен явно... хриплый, очень тихий, срывающийся, но это был голос Нельо. И теперь уже Финдекано в этом был уверен. А если морок... пусть. Он должен убедиться, хоть бы это стоило ему жизни.
"Нельо, это я. Я ищу тебя. Где ты? Говори, не молчи... я должен знать, куда мне идти"
Финдекано пошел в ту сторону, откуда донесся голос друга... Торопясь, он спотыкался о камни, падал, сдирая кожу с рук, но все это было неважно. Несколько раз он останавливался и пел - чтобы Майтимо мог услышать его и как-то дать о себе знать...
В одну из таких остановок Финдекано что-то почувствовал... не услышал, нет, а словно кто-то толкнул его в грудь, останавливая. Он поднял голову и увидел...
Майтимо был высоко... очень высоко. Но он увидел. И замер на месте, потрясенный тем, что осталось от его друга. Сказать, что он был худым и истощенным, означало ничего не сказать - скорее, это был скелет, обтянутый кожей... Глубоко запавшие глаза обведены черными кругами, лицо, с которого словно стерли все краски... И, самое страшное - этот взгляд... усталый, обреченный, почти безжизненный. Медно-рыжие волосы казались неестественно яркими на фоне бледного лица и серой, холодной даже на вид скалы...
-Нельо...- голос Финдекано сорвался, захлебнувшись в бессильной  ненависти к Морготу и отчаянной жалости к другу...

0

5

"Нельо, это я. Я ищу тебя. Где ты? Говори, не молчи... я должен знать, куда мне идти"
Майтимо хотел ответить, но что-то останавливало его. Больше всего на свете сейчас хотелось увидеть друга, слышать его голос, просто знать, что ты больше не один. Но  не мог он радоваться присутствию друга так, как раньше, боянлся посмотреть ему в глаза и увидеть упрек, ненависть, презрение. И еще больше он боялся, что сейчас появятся орки, схватят его... Это было бы большей пыткой, чем все остальное.
"Зачем ты здесь? Ты не должен был приходить..."
Говорить вслух не было сил, даже тот хриплый шепот обошелся ему в пару глубоких кровоточащих трещин на пересохших губах. Финдэкано должен был уйти, пусть он лучше будет его ненавидеть, чем разделит такую судьбу.
Только пока он думал, Финдэкано уже пришел к скале. В его голосе так отчетливо слышалась жалость, что в душе Майтимо поднялось уже ставшее привычным возмущение. Знаменитая нолдорская гордость не позволяла такого, хоть он и понимал, что его вид не может навести на другие мысли.
"Но ведь это Финдэкано..."
Злость пропала так же быстро, словно ее и не было. Финдэкано пришел сюда, из-за него, несмотря на все, что произошло. И забывались глупые последние годы, когда они не могли даже поговорить нормально. Теперь Майтимо казалось, что все стало на мгновение как раньше, до ссор и изгнания...

0

6

"Зачем ты здесь? Ты не должен был приходить..."
Губы Майтимо шевельнулись, наверное, он хотел сказать что-то, но не смог... Финдекано чувствовал, как к глазам подступили слезы, но он не дал им воли.
"Я искал тебя, Нельо... И не уйду отсюда, пока не спасу тебя."
"Или пока не погибну... ""
Финдекано стоял и смотрел наверх, лихорадочно думая, что делать теперь... В своих блужданиях он почему-то был уверен, что главное - найти Майтимо, а все остальное вопрос времени. Но теперь стало ясно, что как раз самое сложное - впереди. Друг был прикован к скале на большой высоте, но беда была не в этом... в Амане он облазил, наверное, все скалы. Но эта была отвесной и совершенно, почти идеально, гладкой. Ни выступов, ни трещин...
Он снова посмотрел наверх, на друга. На бледном лице Майтимо было отчаяние и... надежда? Скорее тень надежды или радости при виде Финдекано...
Нолфинг упрямо нахмурился. Он должен придумать что-то. Если нет других путей, он залезет на эту проклятую скалу. Скинув плащ и заботливо положив под него арфу, Финдекано подошел к самому подножию скалы. Нет, все же какие-то выступы там имелись, а значит все не так страшно.
"Валар... помогите мне..."
Первая попытка оказалась неудачной. Не вышло залезть даже на высоту собственного роста, руки съехали. не сумев зацепиться, и Финдекано упал. Такой же неудачей закончились и следующие несколько попыток... Близкий к отчаянию, он вновь посмотрел наверх. Должен же быть хоть какой-то способ...

0

7

Майтимо с каким-то странным безразличием смотрел на то, как друг сбрасывает плащ, складывает его... Все это было бесполезно. Моргот позаботился даже об этом - скала была почти отвесной.
"А с чего ты взял, что мне нужна твоя помощь? Ты слишком много о себе возомнил, Финдэкано. Тебе лучше вернуться в лагерь."
Майтимо постарался, чтобы осанвэ позвучало холодно, чуждо. В конце-концов, у Финдэкано не было никаких причин верить ему, особенно после Альквалондэ и Лосгара. Вот и пусть уходит, подальше отсюда.
Разглядеть отсюда то, что происходит внизу было трудно, почти невозможно, он и не видел почти ничего, только размытые тени.
"Лучше добей меня..."
Он видел, как нолофинвеон попытался залезть на скалу - это он всегда умел, и горы любил - но не удержался и упал вниз. Майтимо не видел, как высоко тот успел подняться, но безсознательно дернулся при этом на цепи. Боль в вывихнутой руке стала нестерпимой и он потерял сознание.

0

8

"А с чего ты взял, что мне нужна твоя помощь? Ты слишком много о себе возомнил, Финдэкано. Тебе лучше вернуться в лагерь."
Холодное, жестокое осанвэ Майтимо было как пощечина... Оно причинило боль, но на смену ей пришло понимание того, что другом движет вовсе не нежелание видеть его.
"Если ты таким образом хочешь меня прогнать, Нельо, у тебя ничего не выйдет. Я все равно не уйду. Не для того я искал тебя, чтобы бросить тут. Ты меня знаешь, я упрям"
Он решительно подошел к скале и сделал еще одну попытку подняться. На это раз ему удалось залезть выше - отчаяние и злость словно придали силы его рукам и пальцы каким-то чудом находили почти незаметные уступы, цепляясь за них почти намертво. Но Моргот, похоже, смеялся над ним... камень под ногой покатился вниз, и Финдекано снова сорвался.
С трудом поднявшись - на этот раз приземление было болезненным - он понял, четко и ясно, что ничего у него не выйдет...
"Лучше добей меня..."- коснулось его разума осанвэ друга
Первым чувством было негодование - нет! Он не сделает этого, не сдастся! Но потом горькой волной накрыла трезвая и четкая мысль - выхода нет. Это единственное, что он сейчас может сделать, чтобы прекратить мучения друга.
Медленно сняв с плеча лук, нолфинг наложил стрелу и прицелился. Странно, но руки не дрожали, в голове было совершенно ясно, и он только молил валар, чтобы стрела сразу попала точно в цель. Майтимо бессильно висел на скале, кажется, потеряв сознание...
"Прощай, Нельо..."
...Огромная тень накрыла его в тот момент когда он уже готов был выстрелить. Финдекано обернулся и увидел огромного орла, который спускался к нему. Он невольно залюбовался красотой гигантской птицы, застыв не месте, не решаясь пошевелиться. А орел, сев на землю, посмотрел на него круглым, темным, не по-птичьи умным глазом.
Финдекано понял, что от него требуется. Он поклонился вестнику Манвэ и сел на широкую спину, крепко взявшись за оперенье. Орел, мощно взмахнув крыльями, взмыл вверх, к бесчувственной фигуре на скале.
Там, наверху, был большой выступ в скале - туда-то Финдекано и слез со спины орла. Достав нож, он принялся расклепывать железный браслет, охватывающий руку друга. Орел парил рядом, готовый подхватить их обоих в любую минуту...

0

9

Привел эльфа в чувство слишком сильный порыв ветра, здесь раньше не бывало такого. Открыв глаза, он увидел совсем рядом огромную птицу. Она так не похожа была на творения Моргота.
"Неужели Валар решили вмешаться?"
И Финдэкано был рядом, никуда не ушел. Он каким-то образом оказался наверху, забравшись на небольшой выступ, который еще сохранился на скале.
- Зачем ты... Они же убьют тебя, не надо... Ты мне не поможешь, оковы зачарованы, их не сломать. Уходи...  Прошу, только не оставляй меня так - ты же понимаешь, что другого выхода нет...
Хриплый шепот был почти бессвязным, Маэдрос и сам не очень хорошо понимал, что говорит. Ему до сих пор не верилось в реальность происходящего. Он судорожно ухватился за плечо друга - просто чтобы понять, не сон ли это. Голова кружилась от ярких до боли чувств - радости, что Финдэкано не возненавидел, пришел сюда за ним - ему так не хватало их дружбы, даже в последние годы в Амане, вины перед ним за все произошедшее, надежды, что все это наконец прекратиться, вся эта пытка.
Кинжал пару раз полоснул по коже и Майтимо прикусил губу, стараясь ничем этого не выдать. Он знал, что ничего не выйдет...
"Финьо... Спасибо, что ты здесь. Я так хотел увидеть тебя напоследок... Попросить прощения за все... Пожалуйста, не мучай меня больше, я больше здесь не выдержу... Покончи с этим..."

0

10

-Никто меня не убьет... и тебя. Я не позволю. Потерпи, nilmonya... я сейчас...
Теперь, оказавшись тут, Финдекано не мог допустить даже тени мысли о том, чтобы отступить. Если сами валар помогают ему, как он может сдаваться?
Он продолжал бороться с оковами, раня пальцы и до крови кусая губы от отчаяния. Похоже, на них и правда было заклятье...
Рука Майтимо легла на его плечо - она казалась почти невесомой - так исхудал его друг за это время. И все же этот жест был так знаком, так дорог ему, что Финдекано почувствовал, как в горле болезненно сжался твердый комок, а глаза защипало от слез. Он заметил, что ранил запястье друга кинжалом и виновато посмотрел ему в глаза... И снова в сердце шевельнулась острая игла боли - как же не похож он на прежнего Нельо... и все равно это был он.
"Не надо просить прощения, Нельо... знаешь, я никогда не верил в то, что ты предал нас тогда. И... я очень скучал по тебе."
Финдекано продолжал свои попытки, с каждой минутой все яснее понимая, что цепи ему не расклепать.
Отчаяние снова навалилось на него. Сделать то, что просит Майтимо? Неужели для этого он попал сюда?
Клекот за спиной заставил его оглянуться... и наткнуться на пристальный взгляд орла. В нем было удивление и почти осуждение, словно гордая птица не могла понять, как он может быть так малодушен.
Решение пришло само собой.
"Нельо... прости меня. По-другому я не могу. По-другому просто нельзя... Пусть ты будешь ненавидеть меня за это, но ты будешь жить."
Финдекано вынул из ножен меч. Надо было встать так, чтобы при замахе не упасть вниз по инерции... Он прислонился спиной к одной из стен уступа, равернувшись так, чтобы стоять к Майтимо лицом.
"Только бы хватило сил сделать это одним ударом... прошу, помоги мне..." -он обратился то ли у орлу, то ли к самому Манвэ. Может быть, Манвэ услышал его, потому что сейчас он был твердо уверен, что поступает правильно. Мгновение на то, чтобы сосредоточиться... Меч сверкающей молнией взлетел над его головой и опустился точно там, где заканчивался зачарованный железный браслет. Одного удара оказалось достаточно. Кисть руки Майтимо осталась висеть на скале, а сам он упал, освобожденный от оков, упал под ноги друга...

0

11

"Я всегда помнил о тебе... Если бы я мог тогда..."
Говорить об этом не хотелось, вспоминать тоже, но он должен был сказать это напоследок, не хотелось, чтобы друг - брат - ненавидел его. А другого шанса сказать ему уже не будет. Он и так многое не успел, а теперь и не успеет никогда. Столько всего осталось незаконченным, что он даже на мгновение захотел снова жить, но это желание быстро погасло. Все это время он старался держаться из чистого упрямства и гордости, не желая показывать слабость перед врагами. Перед другом этого не нужно было делать, Финдэкано слишком хорошо его знал. Даже то, какими глазами смотрел тот на него вызывали только теплые чувства и воспоминания о прошлом.
"Нельо... прости меня. По-другому я не могу. По-другому просто нельзя... Пусть ты будешь ненавидеть меня за это, но ты будешь жить."
Майтимо пристально смотрел на друга, пытаясь прочитать в его глазах что тот задумал, слишком пристально, чтобы замечать что-то еще. Он успел заметить, как на мгновение расширились его зрачки а потом почувствовал резкий удар по руке и упал на холодный камень. Боль пришла уже после, когда он лежал, прижимаясь щекой к холодной серо-черной скале.
"Ты, все же, нашел способ поспорить с судьбой... Только какая разница, я все равно уже мертв..."

0

12

Теперь у него наконец-то затряслись руки и перехватило горло - сказалось страшное, почти непереносимое волнение и напряжение, которого он поначалу просто не замечал. Но и сейчас нельзя было дать ему волю... нолфинг оторвал подол рубашки и перевязал, как мог страшную рану друга. Кровь текла рекой, ее было много, слишком много...
"Ты, все же, нашел способ поспорить с судьбой... Только какая разница, я все равно уже мертв..."
Финдекано вздрогнул, как от удара. Он и не предполагал, что Майтимо в сознании - тем более сейчас. Сердце болезненно сжалось...
"Да, нашел... И я не верю в то, что ты мертв. Ты жив, Нельо, и я не дам тебе умереть, слышишь? Ни за что не дам."
Орел напомнил о себе тихим клекотом, мотнув огромной головой, словно приглашая. Финдекано поднял друга - каким же легким показался ему Майтимо, который всегда был и выше его, и шире в плечах, и сильнее... Брежно неся свою ношу, прижимая ее к себе, стараясь не задеть рану, он сел на спину вестника Манвэ. Орел взмахнул крыльями и полетел.
Финдекано все пытался остановить кровь, ненавидя сам себя за то, что он не целитель. Повязка на руке Майтимо промокла насквозь. Финдекано сорвал с себя рубашку и нарвав ее на полосы, одной из них туго перетянул руку друга выше того, что когда-то было его кистью... Скорее бы добраться до лагеря... Обняв Майтимо, поддерживая его, он говорил с ним, говорил первое, что приходило в голову, лишь бы не молчать, сам не зная, зачем ему это нужно, и нужно ли то другу...
"Я знаю... знаю, Нельо. И ни на мгновение не сомневался, что ты не хотел того, что произошло... Сколько раз я думал об этом там, во Льдах... когда другие... многие проклинали вас, я с ума сходил от того, что не могу объяснить им то, что чувствую, знаю... Но все это сейчас неважно, я заставлю смерть и боль отпустить тебя, ты ведь знаешь какой я упрямый. Помнишь, как я все-таки утащил тебя на ту вершину, хотя ты сказал, что даже и думать об этом мы не должны? Если мне что-то взбредало в голову, я ведь никогда не отступал, помнишь?"
Мощные крылья орла рассекали воздух казалось бы медленно и плавно, но на самом деле пейзажи внизу сменялись с достаточно большой скоростью...

0

13

Майтимо пытался не двигаться и не мешать другу, еще понимая, что сейчас они по-прежнему находятся во вражеских владениях. Но когда Финдэкано поднял его, то не смог сдержать тихий стон, боль накатывала волнами, грозя погасить и так уплывающее сознание. Единственное, что он сейчас чувствовал - мерное покачивание, но уже не понимал, где находится и кто рядом. Вместо взмахов орлиных крыльев ему казалось мерное покачивание волн, бьющихся о борт корабля, и холодно было почти как тогда, все же, они плыли достаточно близко к леднику, вот только свет... Лучи солнца превращались в золотистые язычки пламени, тогда, в Лосгаре было светло почти как днем, и жарко так, что к кораблям нельзя было приблизится и издалека было слышно, как потрескивает краска на борту.
- Нет, отец, так нельзя... Мы должны вернуться... Слышишь, ты же сам говорил...
Чьи-то руки держали его за плечи и картина снова сменилась - подземелье, дымный чад факелов. Эльф сопротивлялся из одного только упрямства - даже если он расшвыряет орков, убьет несколько - ему даже в коридор не выйти. Но он не мог сдаться. И сейчас, когда его сова держали, он попытался сбросить орочьи лапы. Если бы так же легко можно было избавиться и от пронизывающего до костей холода...
Теперь он уже и не пытался вырваться, прижимаясь к плечу державшего его друга. Майтимо дрожал от холода, задыхаясь, каждый вдох давался с трудом, но не приносил облегчения, воздуха все равно не хватало. Картины прошлого сливались, рождая странные и нереальные видения. Иногда он шептал что-то бессвязное, звал кого-то. Почему-то в этих снах он постоянно оставался один, друзья, братья, все они растворялись в липком тумане один за другим, а он не мог сделать ни шагу вслед за ними. Только Финдэкано еще стоял неподалеку призрачной тенью. Было страшно, что сейчас и он исчезнет.
"Финьо, не уходи... Хоть ты не оставляй меня..."

0

14

Когда Финдекано поднял друга, перенося его на спину орла, он тихо застонал... как бы осторожно не старался действовать нолофинвион, он все равно причинял ему сильную боль. Сейчас ему пришло в голову, что у Майтимо наверняка есть и другие раны...  для него должно быть мучительным каждое движение. Хорошо, что полет орла был плавным и размеренным...
- Нет, отец, так нельзя... Мы должны вернуться... Слышишь, ты же сам говорил...
Похоже, Нельо бредил... Сейчас он был там, в Лосгаре... а может быть, и уже в море. Финдекано прислушался к его словам и почувствовал почти радость. Значит, он пытался уговорить отца не жечь корабли, вернуться за ними!
"Я никогда не мог поверить в то, что ты мог предать. Теперь я знаю, что прав. Что бы мне ни говорили другие."
Майтимо попытался вырваться из его рук - видимо, в бреду ему казалось, что это орки держат его. Финдекано крепче прижал его к себе, гладя по спутанным рыжим волосам и шепча что-то успокаивающее, хотя, скорее всего, друг не мог слышать его.
Майтимо колотило - видимо, это был озноб из-за потери крови. Финдекано вспомнил, что его плащ остался у подножия... как и арфа... хотя, вряд ли сильно помог бы... Дыхание друга было прерывистым, судорожным, и Финдекано в какой-то момент похолодел от мысли, что они они просто не успеют долететь. Он видел, сколько крови потерял и продолжает терять Майтимо, несмотря на перевязку.
"Финьо, не уходи... Хоть ты не оставляй меня..."
Слезы защипали глаза и он почувствовал их соленые дрожки на щеках...
"Не говори глупости, Нельо... ни за что я тебя не оставлю. Ты что, еще не понял, что от меня так просто не отделаешься?"
Теперь Финдекано уже откровенно плакал, ничуть этого не стыдясь... страх за друга становился все сильней. Он подумал, что, наверное, нужно предупредить целителей... может быть, Кано? Он сделает все, чтобы помочь брату. Финдекано посмотрел вниз и увидел, что  впереди уже ярко блестит на солнце Митрим, похожее на болшое зеркало... значит, они уже почти прилетели. ..
"Кано, -мысленно обратился он к кузену, - "Пожалуйста, бросай все дела и приезжай в наш лагерь. Я... мы тут с Нельо... и ему очень плохо."
Между тем оред начала понемногу снижаться, паря широкими кругами сначала над озером, а затем над лагерем нолфингов. Финдекано видел, как из шатров и палаток выбегают нолдор, показывая на небо... да, переполох будет знатный. Земля становилась все ближе, и вот уже они опустилсь на широкую "площадь" посреди лагеря. Он вновь поднял на руки Майтимои осторожно спустился на землю...
-Спасибо тебе король орлов... -тихо сказал он, поклонившись огромной птице. Орел склонил голову, словно принимая благодарность и взмыл вверх...
Финдекано обернулся к сбежавшимся эльфам.
-Что стоите? Быстро, целителей ко мне! Всех,, что есть в лагере! Пусть готовят все, что нужно и как можно скорей!
А сам торопливо понес свою ношу в шатер к целителям.

Отредактировано Финдекано (2010-09-25 20:04:23)

0

15

Макалаурэ тихо сидел на берегу озера, пытаясь сделать вид, что его вообще нет в лагере. Последнее время выдалось очень напряженным и он просто не знал, за что ему браться в первую очередь. Смерть отца и старшего брата - а он уже успел поверить в нее, слишком невероятным было бы снова увидеть его живым - сделали Кано правителем, но он этого совсем не хотел. Столько нужно было сделать в лагере, уследить за братьями, а они предлагали один нелепый план за другим и сразу же бросались выполнять его, приход воинства Нолофинвэ... Последнее его совсем доконало. И Финдэкано... Когда тот пришел к ним в лагерь в поисках брата Кано не сразу нашелся что ему сказать. Каждое слово давалось с трудом.И еще тяжелее было смотреть в глаза кузену и видеть в них тот же ужас, что испытывал он сам, и непонимание - как они могли смириться? А потом это исчезновение кузена - он не говорил никому, но знал, куда тот мог отправиться. Тем неожиданнее было осанвэ от него.
"Пожалуйста, бросай все дела и приезжай в наш лагерь. Я... мы тут с Нельо... и ему очень плохо."
Макалаурэ вскочил, готовый бежать в лагерь прямо сейчас, и только на краю сознания промелькнула мысль, что на лошади будет быстрее.
Он влетел в лагерь не разбирая дороги, вырвал повод у первого встреченного эльфа и успел только бросить "Я в другой лагерь!".
Не хватало еще его искать...
Дорога пролетела как один миг, только осанвэ кузена все еще звенело в ушах. Что такое он сказал, откуда там быть брату? Неужели?.. Макалаурэ не мог поверить, что ему удалось освободить Нэльо. Но тогда, выходит, они все предатели, еще большие, чем думали.
Подъехав к лагерю Второго Дома он спрыгнул на землю, увидев Финдэкано и бросился к нему.
- Финьо, что произошло? Что с ним?

0

16

- Финьо, что произошло? Что с ним?
Финдекано вздрогнул... он не ожидал, что Кано появится так быстро. Но тут же почувствовал радость - хорошо, что менестрель тут... он сможет помочь... Сам он только что отнес Майтимо в шатер целителей и вышел на минуту - взять из своего шатра рубашку взамен порванной на бинты...
- Кано... как хорошо, что смог приехать... -нолфинг тут же забыл, зачем, собвственно, шел. - Нельо... я сейчас не буду тебе всего рассказывать, потому что дорога каждая минута. Он... потерял очень много крови, истощен и изранен. Сейчас он без сознания...
Он с болью посмотрел на Макалаурэ...
- Кано, если бы ты видел его там... Мне пришлось... -он побледнел, не сразу решившись продолжить, - мне пришлось отрубить ему правую руку, иначе его было не спасти... Моргот наложил заклятие... Пойдем скорее!
Он схватил Макалаурэ за руку и потащил в сторону шатра... Войдя внутрь, провел менестреля к кровати друга, не обращая никакого внимания на взгляды, устремленные на феаноринга. Ему было плевать, что и кто думает об этом... потом он разберется со всем... и с отцом, который наверняка узнал уже об их появлении, и с братом... и с остальными.
Лицо Майтимо было по-прежнему бледным, глаза закрыты... усилиями целителей кровь удалось немного остановить, но состояние его по-прежнему было очень тяжелым...
- Кано, помоги ему... и не говори, что он... - слово "умрет" Финдекано произнести не решился, боясь, наверное, что оно может как-то повлиять на будущее.

0

17

- Разве я мог не приехать?
В голосе менестреля была горечь, но и ожидание. Говорить о пустяках не хотелось, но он боялся, что, если не будет этого делать, то просто сойдет с ума.
- Ты ведь сам звал.
Он с недоверием и ужасом слушал сбивчивый рассказ кузена, не в силах осознать, что это происходит на самом деле. Только когда Финдэкано затащил его в шатер и Макалаурэ увидел брата, он начал понимать, что случилось.
- И все таки... расскажи. Я должен знать.
Он и правда должен был - чтобы понять, чтобы знать, что делать дальше. Как же он хотел сейчас, чтобы ничего этого не было. Чтобы Майтимо был здоров, и не приходилось думать о том, что он в любую минуту может умереть. И было страшно подойти к его постели, увидеть самому, что произошло, но он пересилил себя и подошел, сев рядом с ложем.
"Отрубил правую руку..."
Слова Финдэкано не выходили из головы, как и мысли о том, что теперь будет с Нельо. Он уже видел воинов, искалеченных в бою и помнил, как они воспринимали такие раны.
- Спасибо, Финдэкано, что сделал то, на что у нас не хватило смелости. Надеюсь, что с ним все будет в порядке.
Он осторожно взял брата за левую руку и сердце снова болезненно сжалось.
- Что теперь будет? Чем я могу помочь, разве что сидеть здесь с ним, пока не выгонят...

0

18

-Конечно, не мог... просто я не ожидал, что ты приедешь так быстро. Я звал именно тебя, потому что мне показалось, что только ты сможешь что-то сделать. И еще... ты никому не говорил, куда едешь и почему? Честно говоря, не хотелось бы шума... наш лагерь и так уже кипит...
Финдекано очень хорошо представлял себе, что сейчас творится за пределами шатра. Но думать сейчас об этом ему совершенно не хотелось. Втащив Макалаурэ в шатер, он сел рядом с другом, пытаясь понять, не стало ли ему хуже или -это уже было почти безумная надежда - найти хотя бы какие-то следы улучшения... Но все было по-прежнему.
- И все таки... расскажи. Я должен знать.
Кивнув, Финдекано собрался с силами и постарался как можно спокойнее и понятнее рассказать феанорингу все, что произошло - с самого начала. Это оказалось трудно - не сбиваясь, не позволяя страшным воспоминаниям сделать рассказ сбивчивым и чрезмерно эмоциональным... И очень не хотелось, чтобы все это выглядело так, словно он гордится тем, что сделал... он не гордился, он вообще не думал об этом. Просто хотел спасти Нельо. Да гордиться-то было нечем... если бы не вестник Манвэ, ничего бы у него не вышло.
-... на оковы было наложено заклятие. Я очень долго старался расклепать их, Кано... Но у меня ничего не вышло. И тогда... тогда я сделать то, что сделал...- он мотнул головой в сторону того, что осталось от руки Майтимо. - Знаю, что потом он может ненавидеть меня за то, что я сделал его... калекой... но, Кано, ведь иначе он умер бы. -словно оправдываясь, добавил он.
-...А потом орел принес нас сюда... Вот, собственно, и все.
В ответ на слова благодарности Финдекано отрицательно покачал головой.
-Давай сейчас не будем об этом говорить. Главное, чтобы Нельо выжил...
Честно говоря, причины, по которым братья ничего не предприняли для спасения старшего, были ему совершенно непонятны. Он долго думал, что они просто вынашивают какой-то план, но время шло, и ничего не происходило... Но что толку обсуждать это сейчас?
-Но, Кано... ты ведь сведущ и в целительстве и в чарах.... ты можешь помочь ему. Целители лечат тело, а тебе подвластна душа... неужели ты думаешь, что я не понимаю, что самое страшное для него будет вернуться к жизни?
Про себя он знал, что уж точно не выйдет из этого шатра, пока друг хоть немного не оправится. Да и потом тоже... если Нельо только сам не выгонит его.

0

19

- Я торопился как только мог, ты же понимаешь. Не мог не спешить. Я не очень помню, что сказал в лагере, кажется, что еду к вам. Знаешь, вся дорога из памяти стерлась. Я понимаю, что тебе не хотелось бы лишнего шума и ссор и видел, как на меня смотрели. Только... Мне-то все равно, переживу, но я не хотел бы, чтобы это навредило Нельо.
А ведь могло. Пусть и неосознанно, но те же целители - и то могли навредить, неосторожным словом, промелькнувшей в глазах ненавистью. Возможно, было бы лучше, если бы Финдэкано привез брата к ним в лагерь.
Он слушал рассказ кузена и не знал, что не него ответить. Он не мог даже представить, что пришлось пережить его брату там, и как можно ему помочь.
- Он не будет тебя ненавидеть, я знаю. Он слишком дорожил вашей дружбой. Я другого боюсь...
Чего именно он не сказал, но это и так было понятно. Слишком много пережил Майтимо. А что теперь? Макалаурэ не мог представить себе, что бы сам делал, случись такое. Невозможно сражаться, невозможно заняться любимым делом, которое раньше позволяло выразить себя, свои чувства. Как можно жить без этого? Кано знал, сколько труда и души вкладывал брат в работу в кузнице, как нравились ему походы в горы с тем же Финдэкано. А теперь ничего этого уже никогда не будет.
- Не вини себя, ты сделал то, что должен был, и больше того, что мог. Мы ведь давно потеряли всякую надежду... Думали, что нам не добраться туда, не спасти его.
Он погладил спутанные рыжие волосы брата. Они единственные напоминали о том Майтимо, что они знали раньше.
- В чем я сведущь? Ну да, бывало, в Валиноре залечивал царапины. Но что бы так... Финьо, я ведь не знаю, что делать... Совсем. Да и не думаю, что кто-то знает. Просто нужно быть рядом...
Он, наконец, решился осмотреть раны брата. А когда увидел... Следы пыток так и не зажили до конца, сломаные ребра, шрамы...
- Я не знаю, Финьо... Воды бы принести...

0

20

-Я именно из-за Нельо не хотел бы, чтобы слишком много народу знало... И ваши братья... представляешь, чт будет, окажись они тут? Дело может кончится чем угодно.
Одно, всего лишь одно резкое слово, даже просто взгляд, кинутый исподлобья... будь здесь тот же Турко или Морьо - кончилось бы если не второй Резней, то страшной ссорой, после которой уже ничего нельзя было поправить. Финдекано посмотрел на бледное лицо Майтимо... неужели даже сейчас надо было думать об этом? Сейчас, когда в голове были мысли только о том, чтобы ему стало легче... Но думать приходилось, слишком напряженной были отношения двух лагерей... стоит одной искре пробежать между ними, и дело кончится пожаром.
-До чего мы докатились, Кано... - с горечью сказал он. И продолжил, меняя тему и отвечая на его слова, - Я знаю, чего ты боишься... Нельо лишится многого... того, что доставляло ему радость... но неужели ты думаешь, что ему лучше было умереть там, на скале?
Он вспомнил, каким увидел друга тогда и побледнел...
-Он сможет выжить, и не просто выжить, а найти то, ради чего жить. Я... я не знаю, как я это сделаю, но я не успокоюсь, пока ему не станет лучше. Я сейчас не о ранах говорю, ты ведь это понимаешь.
Надежда... он ведь тоже почти не надеялся, когда просто-напросто сбежал из дома, не вынеся постоянной муки - думать, что происходить сейчас с Нельо, жив ли он... Нет, наверное, все же надеялся, но скорее на чудо. Наверное, что-то вело его, что-то необъяснимое, не поддающееся разумному объяснению. Но он был один со своими сомнениями и надеждами, остановить и вразумить его было некому - ведь никто не знал о его безумных планах. Отцу он не сказал ничего, брату и подавно...
-И ты не вини себя. Я был свободнее в своих действиях, Кано... я не думал о том, как правильно и как лучше для кого-то... Просто не мог иначе.
Пока Макалаурэ осматривал раны Майтимо, Финдекано молча сидел рядом... Да и не мог бы он ничего сказать - слишком страшно все это выглядело... Он чувствовал, что по щекам текут слезы - жалость, отчаяние, ненависть, все это сплелось воедино в его сердце.
-Я буду рядом... -тихо и хрипло сказал он наконец, - буду столько, сколько потребуется.
Он принес воды, поставив ее около кровати Майтимо. А сам встал в изголовье, готовый в любой момент помочь Макалаурэ и другм целителям, которые собрались возле друга...

0

21

- Представляю, даже лучше, чем ты думаешь.
Своих братьев он и правда знал, они были способны поднять настоящую бурю, если им что-то приходилось не по нраву.
- Только вот не устроят ли они еще больший скандал, когда узнают, что мы скрыли от них все? Хотя ты прав - нужно подождать хотя бы пока Нельо не станет немного лучше. А там уже посмотрим... Надеюсь, они не приедут сюда из любопытства, узнать куда это я так быстро уехал и зачем.
Одно успокаивало - что средние - главные скандалисты - очень не любили этот лагерь и не приехали бы без особой нужды.
- До такой вот жизни, что теперь нас разделяют не только воды озера... Помнишь ту ночь, когда ты пришел к нам в лагерь встретиться с моим братом? О чем ты тогда думал, что хотел сказать ему?
Разговор у них тогда получился трудный - из-за всего, что произошло во льдах, из-за недоверия, сомнений, а еще было трудно, почти невозможно рассказать кузену про плен Майтимо. И про то, что они отреклись от брата, оставив его умирать. И ведь дело было не в том, что он был свободнее - от чего? Просто они смирились с этим, решили, что так будет безопаснее для них.
- В чем ты был свободнее, Финьо? Знаешь сколько раз я просыпался среди ночи от того, что мне снились пытки и Ангамандо. Как хотел бросить все и помчаться туда? Но я ни разу даже не попытался осуществить это.
Они тогда решили, что Клятва дороже возможности спасти брата...
- Я надеюсь, что он поправиться, и я не только от ран, ты прав. И что он сможет найти что-то, что удерживало бы его здесь. Меня беспокоит то, что он сказал тебе на скале...

0

22

-Может быть и устроят... но это будет потом. И чем позже, чем лучше... Да, они могут приехать и сейчас, я того очень боюсь... может быть, ты пошлешь им осанвэ с каким-нибудь объяснением причин того, что ты тут? СкажиЮ что мой отец попросил тебя приехать... или еще что-то...
Помнил ли он ту ночь? Финдекано невесело усмехнулся... Конечно, он помнил. Он приехал в лагерь феанорингов по просьбе отца... и по своему желанию. После пожара в Лосгаре он дал себе слово, что не будет большен видеться с Майтимо, пытаясь убедить самого себя, что друг предал его, бросил на почти верную гибель. Но почему-то не получалось это... никак. Он не верил в то, что говорили другие, не верил словам Турукано... просто не мог поверить и все. И когда они шли по ледяному холоду Хелькараксэ, вместо вроде бы логичной ненависти возникло только желание посмотреть в глаза другу - или бывшему другу? - , спросить у него, что произошло, понять...
С тем и ехал он тогда на другой берег Митрима...
-Я тогда очень удивился, что меня встречаешь именно ты, а не он... Подумал, что, может быть, Нельо не хочет видеть меня или боится, что я пришел его осуждать... А потом ты мне все рассказал.
А потом он ехал домой, не разбирая дороги, ничего не видя и не слыша вокруг. Ровным голосом сообщил отцу и брату услышанные новости. И стал жить дальше... только это была не жизнь. Потому что каждый день, каждую минуту он думал о том, что сейчас предатель - он. Нельо погибает в лапах Врага, а он ничего не делает, чтобы прекратить это. И когда думать так стало совсем невыносимо, он ушел. Тоже ночью, никому ничего не сказав, просто взяв лук, меч и зачем-то арфу...
-Я был свободнее, потому что был всего лишь сыном своего отца, а не правителем нолдор. Ты не мог уйти так, как я - на тебе было все. Ответственность, лагерь, братья с их ссорами и амбициями... как ты мог вот так все бросить? Был другой путь - торговаться с Морготом, но он все равно не привел бы ни к чему.
Он снова посмотрел на бледное лицо Майтимо в странно-ярком обрамлении рыжих волос... Целители возились с ним, промывали раны, накладывали повязки, пропитанные какими-то настоями...
-От ран поправиться не так сложно... -задумчиво произнес он, - Какие слова тебя беспокоят?

0

23

- Конечно, скажу... Только бы придумать что, я сейчас вообще ни о чем не могу думать, кроме...
Макалаурэ замолчал на несколько минут, разговаривая с братьями, потом снова посмотрел на Финдэкано.
- Они не приедут, но я не знаю как долго. В любом случае меня будут искать, если я не приеду до завтра.
Стоило бы поехать обратно к себе и придумать убедительную причину, почему он столько времени должен проводить у дяди, но такой он придумать не мог и не хотел уезжать даже на время, особенно сейчас. Макалаурэ подумал, что все было бы проще, если бы кузен привез Майтимо к ним в лагерь. И тут же сам усомнился в своих словах. Для кого проще? Для брата - он даже в этом сомневался. Конечно, там не было таких ненавидящих взглядов, как здесь, но шуму было бы больше.
- Ну какой из меня король? Я никогда так о себе не думал, и не хотел такой ответственности. Но после отца и брата - корона была тяжела вдвойне. Я постоянно думал про него, про то, что мы предатели, что променяли его жизнь на свое спокойствие. А его не было. Как думаешь, может мы должны были согласиться на предложение Моргота?
Кано знал, что они должны были так поступить, понимал это разумом, но, глядя на брата, не мог не сомневаться в этом решении.
- Может быть и не сложно, если этого хочешь...
Он произнес это совсем тихо, так, что  слышать его мог только кузен. Что его беспокоило в словах брата?
- Все, Финьо... Все, что произошло. Ты же сам говорил про то отчаяние, с котором он говорил с тобой. Что если это не только от невозможности освободиться?
Он подождал, пока целители закончат перевязывать раны.
- Помоги, нужно напоить его...

0

24

Ожидая, пока кузен поговорит с братьями, он продолжал внимательно смотреть на лицо Майтимо... Он словно спал... если бы не бледность и темные круги вокруг глаз, выражение его было бы почти спокойным. Как бы ему хотелось, чтобы друг проснулся и все стало бы по-прежнему, как было в Тирионе. Глупое, детское желание, которое не могло сбыться...
- Они не приедут, но я не знаю как долго. В любом случае меня будут искать, если я не приеду до завтра.
Финдекано вздрогнул, возвращаясь к действительности.
-Ты и не можешь тут находиться все время. Поэтому спокойно возвращайся к своим, когда будет нужно. Я не отойду от него ни на минуту и ты всегда сможешь узнать от меня, что с ним происходит.
Конечно, Макалаурэ не позавидуешь... На него, всегда занятого скорее творчеством, чем делами управления,, сразу свалилась такая ответственность... Впрочем, похоже, Кано оказался тверже, чем думал все, в том числе и он сам.
-Мне кажется, из тебя не такой уж плохой король, кузен. Знаешь... я смотрю на тебя и почти не узнаю. Ты стал совсем другим - уж не знаю, хорошо это или плохо. Согласиться на предложение Моргота? А ты уверен, что он выполнил бы то что обещал? Что отпустил бы Нельо, а не казнил бы его у вас на глазах? Я не знаю, Кано... не могу себе даже представить, что вы могли сделать. Но в любом случае, сейчас это уже не так уж важно...
Это и правда было уже неважно - Майтимо здесь, и нет больше места ни упрекам, ни злости на кого-то или на себя самого... Может быть... это сможет хоть как-то примирить два лагеря?
- Может быть и не сложно, если этого хочешь...
Кано сказал вслух то, о чем он сам боялся подумать... но думать об этом было необходимо. Потому что, когда Майтимо придет в себя, самым сложным будет именно это... сделать так, чтобы он именно захотел поправиться.
-Я понимаю о чем ты говоришь сейчас, Кано... И сам боюсь этого. Отчаяние... да, оно было явно слышно в каждом его слове там. Но я все же надеюсь, что это было просто от усталости, боли и еще от того, что он уже не ждал спасения ниоткуда...
Финдекано говорил это и понимал, что сам себя обманывает...
-Кано... мы должны помочь ему... помочь вернуть надежду... я не знаю, как, но должны. Конечно, сейчас...
Он приподнял друга за плечи, чтобы Макалаурэ смог его напоить...

0

25

-Ты и не можешь тут находиться все время. Поэтому спокойно возвращайся к своим, когда будет нужно. Я не отойду от него ни на минуту и ты всегда сможешь узнать от меня, что с ним происходит.
- Не могу. Но и еухать не могу. Ты-то должен понимать... И дело не в том, что ты здесь будешь... Не могу, но придется. Корона, чтоб ее. Я бы хотел просто побыть с ним, но не беспокойся, я не забуду про свой лагерь. Никто сюда не приедет.
Да, наверное Финдэкано был прав, свободы у него значительно поубавилось. Только он был совершенно не рад такой власти. С каждым днем все больше хотелось уйти куда-нибудь, забыть про все те проблемы, которые нужно решать. Просто сыграть что-то хорошее.
- Знаешь, с Альквалондэ я не разу не брал арфу в руки... Корона слишком многое забирает. Нет, я не уверен, что он выполнил бы условия соглашения, но... Может и лучше так было бы для Нельо? Ну или не хуже... А вдруг отпустил бы? Эта мысль не дает мне покоя. Я знаю, что он лжец, что ему не было никакого резона этого делать, но вдруг?
Он замолчал, жалея, что и так сказал слишком много. Незачем еще и Финдэкано переживать из-за всего этого.
- Да, сейчас неважно...
Он не глядя ни на кого ззял чашу и осторожно попытался напоить брата.
- Много сразу нельзя... Давай по несколько глотков, но чаще... Знаешь, я и правда посижу еще немного и поеду к своим. Нужно там закончить с делами, чтобы я смог остаться тут подольше, если вы против не будите.
Никто из них не знал, что чувствовал Майтимо там, на скале. И спрашивать об этом было бы еще более жестоко, чем сами пытки.
- Мы изменились с тех пор, как покинули Валинор, ты сам говоришь. Я стал совсем другим, а ведь мне не пришлось пережить и сотой доли того, что пережил он. Так как это все отразится на Майтимо? Как ОН измениться, даже если выживет?
И только после того, как он сказал все это в сердце словно игла кольнула - от того, как просто и буднично он сказал это даже. Он уже заранее смирился, что...
"Нет, не смей, мы должны справиться, мы должны удержать его!"

0

26

Конечно, Финдекано все понимал... И не мог не сочувствовать Кано, которому предстоит разрываться между братом и обязанностями короля нолдор, которые ему в тягость. Он внимательно посмотрел на кузена... вид у Макалаурэ был усталый и едва ли не загнанный...
- Кано... ну что ты словно оправдываешься? Это же очевидно, что ты не можешь бросить своих и остаться тут надолго. И я знаю, что ты сделаешь все, чтобы не было шума и вообще ничего, что могло бы навредить Нельо...
Финдекано снова подумал, как же они все изменились... А ведь уходили они с мыслями о том, что будут свободны и вольны в своих делах и мыслях. Думали, что стоит только добраться до новых, прекрасных земель и все будет так, как им хочется... Как же жестоко приходится им разочаровываться... каждый день, каждый час...  Он вздохнул.
-Я первый раз взял в руки арфу там... в Тангородрим... Знаешь, до этого как-то не получалось... Хотя, конечно, я не менестрель, и для меня это не так важно... Я уверен, что Моргот не выполнил бы условий. И вы увидели бы Нельо только мертвым...
А что еще он мог сказать сейчас? Что, может быть, стоило бы попробовать? Или что надо было попытаться помочь Майтимо другими способами? Это только причинить Кано боль... ведь он и так постоянно мучается сознанием вины перед братом.
Он с готовностью ухватился за возможность изменить тему разговора:
-Конечно, буду поить его так, как ты скажешь... Надо распорядиться, чтобы рядом всегда была вода... Конечно, никто не будет против твоего присутствия здесь. Возвращайся и оставайся столько, сколько сможешь.
"А тем, кто будет против, придется помолчать..."
Финдекано и правда было сейчас наплевать на все на свете косые взгляды и осуждающие шепотки за спиной. Главное, чтобы Нельо пришел в себя, захотел выжить... если для этого надо будет привести сюда всех феанорингов разом, он сделает это.
-Кано, вот только не надо "даже"... он выживет. Если мы не будем в это верить, кто сможет тогда ему помочь?

0

27

- Оправдываюсь? Возможно, ты и прав... Мы должны были спасать брата, вообще мы должны были не пускать его на те переговоры, защитить. А вышло так,  что все пришлось делать тебе. И сейчас заботиться о нем тоже. Я понимаю, ты сейчас скажешь, что тебе это не в тягость, но все равно - я должен был сделать хоть что-то. А мы просто сидели и ждали непонятно чего. А сейчас я снова должен уехать. Но я не хочу этого! Я бы лучше остался... Хотя что говорить о том, что невозможно?
Он поставил чашку на столик рядом с кроватью и снова стал смотреть на бледное лицо брата, словно надеясь, что он сейчас откроет глаза. Но чуда не произошло.
- Сделаю... Это меньшее, что я могу сделать. Братья сюда не приедут, обещаю, и уж тем более не устроят здесь скандал. Только вот - ты уверен, что никто в твоем лагере не наговорит Майтимо лишнего? Ты ведь не сможешь всех их контролировать, даже рядом с ним не сможешь быть постоянно.
Он встал, пройдя до стенки шатра и обратно. Сидеть на одном месте становилось невыносимо. Он вспомнил непоседливых младших - он никогда не был в этом похож на них, а сейчас вот не мог справиться с охватившим его волнением.
- Я ее вообще не держал тут в руках, и возьму, наверное, не скоро. Мне не хватает этого, но.. Знаешь, я не знаю, о чем можно было бы спеть. Не до этого...
Он замер посреди шалаша, потом повернулся к кузену.
- Знаешь, я, наверное, правда пойду... А ты - Финьо, попробуй сыграть ему что-нибудь. Или спой... Если уж он там смог услышать... Попробуй, вдруг услышит и сейчас.
Он очень надеялся, что это поможет.

0

28

-Кано, Кано... прошу тебя, перестань! Ну что толку в том, что ты винишь себя? Должны или не должны... сейчас все так, как есть. Ведь ты же понимаешь, что мой поступок был чистейшим безумием, и то, что я не погиб - просто невероятное везение. Я ведь шел почти на смерть, кузен. У меня не было шансов на успех - почти не было... Разве мог ты позволить себе такое безрассудство? А если бы ты был не один? Мог ли ты рисковать жизнью братьев? А то, что я забочусь о нем - что в этом такого? Я никогда не переставал считать его своим другом, Кано. Я не знаю, что и как было у вас там, в Лосгаре, но верю, что не по воле Нельо горели корабли. Верю, что он не хотел этого, просто не мог ничему помешать.
Финдекано ничуть не кривил душой - он действительно верил в это. Хотя немного боялся услышать от кузена что-то, что может поколебать эту веру. Были минуты, когда он готов был возненавидеть Майтимо - сразу после пожара в Лосгаре, потом, во Льдах, когда было особенно тяжело... но однажды он раз и навсегда для себя решил - не может, не умеет он ненавидеть того, с кем прошло его детство.
-Я постараюсь сделать так, чтобы никто ничего ему не наговорил. И... я могу все время быть рядом. И буду. А как только он немного оправится, можно будет перевезти его к вам.
Финдекано следил глазами за шагающим по шатру менестрелем...
-Ты споешь, Макалаурэ... пусть не сейчас, пусть позже... найдешь, о чем петь. Это ведь твое призвание, часть тебя, ты не сможешь этому сопротивляться, вот увидишь...
Предложение Кано немного удивило его... спеть? Сейчас как-то не до песен было... хотя ведь и там,у подножия Тангородрим, песни вообще словно в горле застревали. Но он все-таки запел и - и действительно был услышан. Больше того, он иначе не нашел бы Майтимо...
-Играть мне не на чем сейчас... арфа осталась там... - грустно сказал он.
Он присел рядом с другом и запел - сначала тихо, несмело - он всегда немного стеснялся петь при Макалаурэ - затем чуть громче... что, если и правда друг сможет услышать его?

0

29

- Перестану. Все уже.
Макалаурэ действительно не хотел больше говорить об этом кузену, незачем заставлять того переживать еже и по этому поводу. И говорить было бессмысленно, все и так было всем понятно. Долг есть долг, и его нужно исполнять, как бы мерзко у тебя потом не было на душе. Конечно, он мог бы отдать корону, забыть про все и уехать, как ему хотелось, спасать брата, или хотя бы умереть рядом с ним с чистой совестью, но кто мог точно сказать, что за ним не увязался бы кто-то еще? И тогда он был бы уже причиной чьей-то еще смерти. Макалаурэ сначала жалел, что рассказал все Финдэкано - тогда, когда до них дошли слухи о том, что тот исчез. Феанариони не нужно было долго гадать, чтобы понять, куда тот мог отправиться.
- Да, действительно не мог, хоть и пытался. Знаешь, тогда я первый раз видел, как кто-то спорит с отцом. И испугался. Он никогда не забывал про тебя. И надеялся, что все же не пойдете, останетесь дома. Но отца тогда было не остановить. Он сказал, что никогда не вернется за тем, что оставил позади. И даже Питьо... Знаешь, он едва не сгорел на одном из кораблей.
Феанаро никогда никого не слушал, да и мог ли послушать сыновей, которых считал глупыми мальчишками? И все они признавали его правоту без колебаний. А тогда Майтимо открыто возразил ему.
- Не можешь, Финьо, тебе ведь хотя бы есть и спать нужно, и в лагере ты будешь нужен. Но я приеду, обязательно, скоро. Только раздам распоряжения и успокой братьев. Наверное спою, когда-нибудь... Только сомневаюсь, что это будет скоро и песня получится веселой. На тангородриме, говоришь, осталась?. . Знаешь, я привезу свою?
Он в последний раз с тревогой посчмотрел на Финдэкано и брата и вышел из шатра.

0

30

-Вот и хорошо.- кивнул Финдекано.
Странно и может быть, неправильно, но ему было сейчас неловко перед Макалаурэ... Неловко за свое везение - а именно ему он приписывал то, что ему удалось спасти Майтимо... Словно он хвастался перед ним своей храбростью... И не хотелось растравливать рану, оставленную на его душе невольным предательством брата. Хотя и жило в глубине души непонимание - как они столько времени могли выдерживать эту пытку неизвестностью и бездействием?
-Я иногда думаю... -неожиданно для самого себя сказал нолфинг, - если бы не случилось того, что случилось, если бы Моргот не украл сильмариллы и не убил бы деда... остались бы мы в Амане? Или рано или поздно это все равно бы случилось - избалованные дети вырвались бы из-под опеки Валар? Как ты думаешь? Знаю, что это сейчас уже неважно, но все же интересно... почему-то.
Наверное, они все равно ушли бы - только не так. А может быть, произошло бы что-то еще, более страшное? Ссора отца и дяди ведь набирала обороты задолго до всего, и неизвестно, чем она кончилась бы в итоге...
То, что сказал Кано, заставило его испытать почти детскую, хоть и короткую, радость - значит, он не ошибся веря другу - вопреки всему, что слышал от других!
- Я знаю, что такое - спорить с Феанаро. Конечно, голос Майтимо был едва ли им толком услышан. Дядя всегда шел к цели напролом... прости, Кано. Питьо чуть не сгорел? Как такое могло случиться?
Впрочем, когда Феанаро шел к цели, случится могло все, что угодно, в этом Финдекано был уверен. Огненный дух никогда не считался ни с чем, безжалостно отметая тех, кто мог ему помешать... Но сын? Неужели даже это не остановило его? Нолфинг мотнул головой, словно пытаясь "утрясти" беспорядочные мысли.
-А остаться... как мы могли остаться после всего, что случилось? После проклятия Валар? Вернулись немногие, и не из страха перед тяжестью пути... просто не могли переступить через себя.
Финдекано снова увидел, как они стояли тогда, наблюдая за заревом... сначала просто в оцепенении, затем кто-то тихо спросил, что же им делать дальше... и почти все сказали тогда, что пойдут вперед.
-Есть и спать я могу прямо здесь. Прикажу принести сюда еще одну кровать и все... мне совсем не обязательно выходить из шатра, пока Нельо не станет легче. А если кто-то захочет поговорить со мной - пусть делает это здесь. Или - что еще лучше - позже. Ты привезешь свою арфу? Об этом я даже мечтать бы не мог.. может быть, именно ее звуки смогут вернуть Нельо? А насчет песен... веселых еще долго петь никто не будет... но кто сказал, что грустная песня это плохо?
Макалаурэ посмотрел на по-прежнему не пришедшего в себя Майтимо и вышел из шатра...
А Финдекано, проводив его глазами, продолжал сидеть возле друга, тихо напевая и высматривая в его лице хоть какой-то намек на то, что тот его слышит...

0


Вы здесь » Арда. Первая эпоха » Мини-словески » На Тангородрим


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC