Арда. Первая эпоха

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арда. Первая эпоха » Мини-словески » На Тангородрим


На Тангородрим

Сообщений 511 страница 540 из 684

511

- Тот, кто чувствует песню, умеет её раскрыть и передать, уже певец. Ты тоже... Яркость, насыщенность и образность... всё это важно в песне. Слова сами по себе обладают силой. А когда из них сложена песня, эта сила раскрывается и сверкает всеми своими оттенками.
Финдекано поднял ладони кверху, показывая, что сдается.
- Ох, Кано... говорить ты тоже всегда умел лучше чем я. Так что спорить я с  тобой не стану, чтобы не позориться. Тем более, что слова обладают силой, как ты уже сказал, а уж в устах такого мастера, как ты, - тем более.
Сам Финдекано совершенно не серьезно относился к своему пению.
Кано между тем снова взял арфу и под его пальцами начала рождаться другая мелодия - светлая, ясная, похожая на умытое дождем раннее утро.
- А ты поверь, потому что это так...
- Не скромничай, Финьо, ты поешь лучше любого из нас…
- Ладно, поверю, раз уж вы так настаиваете.
Турко он не ответил, только улыбнулся и покачал головой. Финдекано понял, что имеет в виду кузен. И не хотел, чтобы тот, или кто бы то ни было, винил себя из-за того, что сделал он...
"Вот и знай... Ну да, слишком... безопасной, ты про это говоришь? Не было смысла думать над тем, что происходит вокруг и что ты сам делаешь. Только ты ведь и не только там... набраться успел."
"Да... наверное, про это. Именно, что думать смысла не было... думали за нас. А опыт... да, успел. А вы что, не успели?"
Все успели набраться опыта. Как щенки, которых бросили в воду... выживут - хорошо, нет - значит... А они не умели плавать, их ведь никто не предупреждал, что надо учиться. И все равно отчаянно барахтались и постепенно учились.
"Я не знаю... Что-то изменилось. Сломалось, наверное... Не получаются уже шутки. И у тебя тоже нет? Полно, наверное... Финьо... Что с нами со всеми происходит? Почему так тоскливо?"
"Думаешь, сломалось? Навсегда? Жаль будет, если так... Нет, не получаются. Или какие-то... неправильные, невеселые. Не знаю, Питьо... я только надеюсь, что со временем будет полегче."
Хотя бы чуть менее тоскливо. Все же... они живы. И впереди - много нового. И не обязательно плохого.
"Да, наверное... Просто я не хотел настаивать. И ты правда хорошо поешь... так, как ты ее поешь... Песню ведь не только из-за красоты хочется услышать, и из-за настроения тоже. А озеро... Я бы хотел поехать. Но ведь не отпустите... Ты, остальные... А я устал спорить. Какой смысл что-то доказывать тем, кто не поймет? Знаешь... А я не хочу здесь оставаться. Нет, не у тебя... Вообще в лагере. В любом.. Ты ведь устал. И отдохнуть так и не успел... Не буду я обижаться."
"Я... дело не в том, что я хорошо пою. Просто мне показалось, что эту песню ты хотел бы услышать сейчас... Я рад, что не ошибся. Нельо... что значит, не отпустим? Я... отпущу. Если и правда тебе это нужно. То, что внутри иногда важней бывает того, что снаружи... А устал я ничуть не больше, чем ты, прямо скажем. Так что... если хочешь - поедем."

0

512

- Все равно, вряд ли ты найдешь в лагере такой шкаф, который бы вместил нас обоих. Но в одном ты прав, в шатрах нам, судя по всему, осталось жить недолго…
- Кто ищет, тот всегда найдёт. Конечно недолго. Шатры ведь для походов, а мы вроде никуда не идём.

- А вы постройте шкаф. Специально. И с собой его возьмите, когда уезжать будем, - ехидно посоветовал Тэльво, - чтобы уж точно знать, где вас искать, если что.
В разговор по поводу песен он не встревал. А что тут спорить было? Кано - это Кано. А Финьо все равно здорово поет. И если песни брата вызывает восторг и едва ли не трепет, то песням кузена хочется подпевать. Впрочем, специалистом по части музыки Тэльво никогда себя не считал.
"Так делаем же... Нет, не уверен. Скорее, наоборот. Он расстроится, и очень... Думаешь, надо прямо сейчас поехать? А он сможет? Вот ведь упрямый... Да представляю я. И не сомневаюсь, что лежать он не будет, так а что делать-то? Слышал, конечно. Наверное, надоело ему это все... Я понимаю..."
"Да откуда я знаю, что лучше, а что хуже? Знаю, что держать его тоже нельзя. Вое сам говоришь, что он лежать не будет. Угу... надоело... Только ведь и Кано это все уже поперек горла. "

0

513

- Привык... Это  так. И ты привыкнешь... Знаешь, ты - единственный, кто у нас сейчас есть. Другого короля не будет. Прости, но теперь это все твое...
Макалаурэ вздохнул. Он понимал, что Майтимо не станет королём, что ему корона не нужна. И менестрелю она была ни к чему. Но раз нужно, раз другого выхода нет, то он готов был смириться с ней. И всёже, лучше бы не он.
- Ладно если так... Только, Нельо, пообещай, что будешь помогать мне советами. Одному мне не справиться.
Хождение по натянутой верёвке - вот как мог Кано охарактеризовать несколько прошедших лет. Постоянно было ощущение, что вот сейчас одна ошибка, и верёвка оборвётся.
2Так и не только ты... Остальные тоже. Знаешь, как мелкие дулись, если им не хватало? И пел... по ночам... А с кем, если не один? И говорить нужно было, чтобы тебя не искали потом... А то ведь тебя к ночи-то не было все равно. Молоко - когда ты почти полную кружку пролил на отцовские чертежи, а он ругался на нас на всех, что не уследили за ребенком."
"Угу, дулись. Пел потому, что петь хотелось, и маленький был, во времени не особо разбирался. С дедом и двумя его друзьями. Я тогда и сам не знал, что это так надолго получится. А почему я его пролил? И что я делал с кружкой молока в отцовской мастерской?"
Вот честно, не помнил он этого... Возможно, тогда опять думал о чём-то не том.
- Пока, toronya. Пока не идем…
- О чём ты? Не нужно думать о плохом, или тогда оно не замедлит проявиться. Народ нолдор скоро вновь станет одним народом...
Но Макалаурэ сомневался в своих словах. Просто не хотел даже думать, что всё останется как сейчас. Оттого и пытался поверить сам, а заодно убедить поверить и других в лучший итог.
- Ох, Кано... говорить ты тоже всегда умел лучше чем я. Так что спорить я с  тобой не стану, чтобы не позориться. Тем более, что слова обладают силой, как ты уже сказал, а уж в устах такого мастера, как ты, - тем более.
- В риторике я отнюдь не мастер. Просто чаще всего использую тот же способ выражения мыслей, как и в песнях. Тот, кто не сведущ в поэтической речи, иногда едва ли понять меня сможет.
Образы, порой довольно странные, необычные сравнения, цвет, звук - всё это присутствовало и в обычной речи менестреля. А Финдекано всегда говорил так, как хотел, хоть без образов, хоть с образами.
- Ладно, поверю, раз уж вы так настаиваете.
Кано на это ничего не сказал, лишь чуть заметно улыбнулся.

0

514

- Тот, кто чувствует песню, умеет её раскрыть и передать, уже певец. Ты тоже... Яркость, насыщенность и образность... всё это важно в песне. Слова сами по себе обладают силой. А когда из них сложена песня, эта сила раскрывается и сверкает всеми своими оттенками.
- Ох, Кано... говорить ты тоже всегда умел лучше чем я. Так что спорить я с  тобой не стану, чтобы не позориться. Тем более, что слова обладают силой, как ты уже сказал, а уж в устах такого мастера, как ты, - тем более.

Всегда было так... Кано пел очень красиво. И говорил тоже... Но эти песни казались ему слишком... сложными, чтоли. Как произведение искусства. Их нужно было петь перед ценителями... И именно для тго, чтобы наслаждаться мастерством поющего. Посни Финьо ему нравились тем, что были веселыми, шутливыми... А если и нет - все равно близкими. Такими, которые с друзьями поют у костра... И... почему-то более теплыми, домашними. У Кано тоже были такие, но он их почти не пел, Майтимо не знал, почему.
"Я... дело не в том, что я хорошо пою. Просто мне показалось, что эту песню ты хотел бы услышать сейчас... Я рад, что не ошибся. Нельо... что значит, не отпустим? Я... отпущу. Если и правда тебе это нужно. То, что внутри иногда важней бывает того, что снаружи... А устал я ничуть не больше, чем ты, прямо скажем. Так что... если хочешь - поедем."
"Хорошо ты поешь... Почему ты думаешь, что плохо? И да, хотел... Спасибо... Отпустишь? Ну да, может и не сильнее... Только вот ехать двум таким... уставшим - хорошая ли идея? Я хочу... очень... Неважно куда, на озеро или нет... Просто мне показалось, что туда поехать удобно, и там хорошо и не слишком опасно, отбиваться ни от кого не придется..."

Все же, стыдно было тащить друга куда-то...  Только ведь, он, все равно, не останется... И одного его не отпустит... Упрямый же... Да и дорогу он хоть знает.
- Ладно если так... Только, Нельо, пообещай, что будешь помогать мне советами. Одному мне не справиться.
Майтимо кивнул.
- Хорошо, если он тебе и правда нужен будет... И... спасибо, что спорить не стал.
Он был уверен, что брат был хорошим королем... Может и не верил в себя, но ничего такого уж... глупого, как он, не сделал.
"Угу, дулись. Пел потому, что петь хотелось, и маленький был, во времени не особо разбирался. С дедом и двумя его друзьями. Я тогда и сам не знал, что это так надолго получится. А почему я его пролил? И что я делал с кружкой молока в отцовской мастерской?"
"Хотелось-то тебе хотелось, так и нам спать тоже... А ты по ночам пел. Сейчас-то хоть так не делаешь? Ты7 Так откуда же я знаю, почему ты его пролил? Меня тогда там не было. Нет, не в мастерской... Он тогда вниз спускался и чертежи из комнаты с собой взял, и положил на пару минут на столик в зале. Ну и ты мимо пробегал..."

Отец тогда очень разозлился...

0

515

- О чём ты? Не нужно думать о плохом, или тогда оно не замедлит проявиться. Народ нолдор скоро вновь станет одним народом...
- Станет ли?.. – Тьелкормо с сомнением покачал головой. – Тебе не хуже моего известно, брат, даже если мы помиримся с Нолофинвиони, жить нам все равно придется порознь. 
Старая обида; глубокая обида… едва ли она забудется так скоро. Покуда оба народа живут бок о бок, по разные стороны озера Митрим, между ними не прекратятся мелкие и пустые ссоры, косые взгляды… Как это ни парадоксально, а, разъехавшись, сохранить мир будет проще.
- А вы постройте шкаф. Специально. И с собой его возьмите, когда уезжать будем, чтобы уж точно знать, где вас искать, если что. 
Турко лишь усмехнулся в ответ.
- Что ж, надо будет и правда попросить Курво построить один такой шкаф. И поставить на него прочный замок, закрывающийся изнутри, чтобы никто не мог достать нас, когда мы будем там сидеть. 
Сейчас, правда, такой шкафчик едва ли убережет от разъяренных братцев. А вот в детстве он был бы весьма кстати.
- Ладно, поверю, раз уж вы так настаиваете.
Финдекано лишь покачал головой в ответ и улыбнулся. Было видно, что он не хочет, чтобы кто-нибудь из Феанариони терзал себя чувством вины. Только вот… это чувство все равно никуда не уйдет, даже по прошествии многих лет – лишь осядет тяжелым камнем на сердце. Почему-то Тьелкормо ясно понимал это.

0

516

"Да... наверное, про это. Именно, что думать смысла не было... думали за нас. А опыт... да, успел. А вы что, не успели? Думаешь, сломалось? Навсегда? Жаль будет, если так... Нет, не получаются. Или какие-то... неправильные, невеселые. Не знаю, Питьо... я только надеюсь, что со временем будет полегче."
"Да ладно тебе, сейчас вот мы сами думаем. Научимся со временем. Уже начали... Все наладится... Ну, что-то сломалось. Мы вот серьезнее стали. Но это тоже не очень плохо. Зато не будет дохлых мышей в сапогах или ведра воды на голову. Остальные обрадуются, вот увидишь..."

Этого не будет. Он не знал, почему был так уверен в этом, но чувствовал, что такие глупые шутки ушли. Будет что-то другое... Тоже ведь интересное... Странно так - он еще в Валиноре стал замечать, что это все уже не так интересно. Но тогда они продолжали, по привычке, наверное. И, все же, было что-то от прежних чувств - азарт, чтоли. Сейчас даже его не осталось.
Он не лез в разговоры о музыке, детстве и шкафах. Просто лежал на полу и думал обо всем, что произошло. Наверное, скоро вечер настанет... Еще пара часов, и начнет темнеть... А тогда уже не поедешь никуда.
"Да откуда я знаю, что лучше, а что хуже? Знаю, что держать его тоже нельзя. Вое сам говоришь, что он лежать не будет. Угу... надоело... Только ведь и Кано это все уже поперек горла. "
"Ну так... А кто тогда этим всем займется? Не будет. А сидеть здесь, и караулить, чтобы он не ушел никуда - так это вообще мерзко будет, он нам не простит... Лучше уж поехать было бы."

Вот этого старший от них точно не потерпит, и ни от кого вообще. Выходит, надо ехать, и самим это сказать, пока не поздно еще и они не успели поссориться? Уф... как же сложно все!
- Ну так что, дождь, вроде, кончился... Поедем уже?

0

517

- В риторике я отнюдь не мастер. Просто чаще всего использую тот же способ выражения мыслей, как и в песнях. Тот, кто не сведущ в поэтической речи, иногда едва ли понять меня сможет.
- Ты, Кано, поэт и творческая личность - тебе простительно и непонятно говорить. Потому что даже если это и непонятно, но все равно получается красиво.
Странная тема для разговора сейчас... Раньше, в Амане, они часто говорили и спорили о каких-то отвлеченных вещах - о музыке, поэзии... Теперь этого не было. Да и Кано, наверное, тоже сейчас в основном следит не за красотой речи, а за тем, чтобы его правильно понимали - он же король на нем жизни подданных.
- О чём ты? Не нужно думать о плохом, или тогда оно не замедлит проявиться. Народ нолдор скоро вновь станет одним народом...
- Станет ли?.. Тебе не хуже моего известно, брат, даже если мы помиримся с Нолофинвиони, жить нам все равно придется порознь. 

Турко был прав... вместе, как дома, им уже не жить. Хотя ведь и ло Исхода так уж было. Тогда, на площади, решив уйти, они все признали Феанаро своим королем, но все равно часть нолдор пошла не за ним, а за Нолофинвэ и Арафинвэ... а потом был Араман... И обида, которую, может быть, когда-то удастся изжить, но... это все равно будет лежать между ними. Но сближаться все равно нужно - вот тут уже прав Кано.
"Хорошо ты поешь... Почему ты думаешь, что плохо? И да, хотел... Спасибо... Отпустишь? Ну да, может и не сильнее... Только вот ехать двум таким... уставшим - хорошая ли идея? Я хочу... очень... Неважно куда, на озеро или нет... Просто мне показалось, что туда поехать удобно, и там хорошо и не слишком опасно, отбиваться ни от кого не придется..."
"Яне думаю, что плохо, разве я такое сказал? Обычно... как все. Просто петь после Кано... не знаю, мне бывает стыдно. Знаешь, мне почему-то кажется, что вдвоем поехать в любом случае не получится. Думаешь, твои браться, услышав, что ты куда-то собрался, тпустят тебя? Озеро и и правда хорошее место - тихое, красивое и недалеко совсем."
А ведь даже такая небольшая поездка будет тяжелой для Нельо. Финдекано вздохнул и посмотрел на остальных. Интересно, они... все поедут? Или только близнецы?
"Да ладно тебе, сейчас вот мы сами думаем. Научимся со временем. Уже начали... Все наладится... Ну, что-то сломалось. Мы вот серьезнее стали. Но это тоже не очень плохо. Зато не будет дохлых мышей в сапогах или ведра воды на голову. Остальные обрадуются, вот увидишь..."
"Я тоже хочу думать, что все наладится. Очень хочу. Питьо, вы повзрослели... согласись, что мыши в сапогах хороши в детстве. Уверен, вы что-нибудь другое придумаете со временем. А остальные... не уверен я, что они так уж обрадуются почему-то..."
Шутки близнецов иногда доводили до белого каления. Но без них.... без них будет пусто.
- Ну так что, дождь, вроде, кончился... Поедем уже?
Ага... и вот кто только что уговаривал его не пускать Майтимо, придумать что-то? Видимо, понял тоже, что ему это важно. Финдекано вопросительно посмотрел на друга и остальных.

0

518

- Что ж, надо будет и правда попросить Курво построить один такой шкаф. И поставить на него прочный замок, закрывающийся изнутри, чтобы никто не мог достать нас, когда мы будем там сидеть. 
- Вы только не перестарайтесь и на запритесь изнутри так, что открыть не сможете. А то вам там жить придется...
Тэльво улыбнулся. Какие-то вымученные у них шутки... А иногда и правда хотелось найти шкаф покрепче, чтобы спрятаться там.... от всего. И от самого себя хорошо бы, только это ведь невозможно.
"Ну так... А кто тогда этим всем займется? Не будет. А сидеть здесь, и караулить, чтобы он не ушел никуда - так это вообще мерзко будет, он нам не простит... Лучше уж поехать было бы."
"Никто, я понимаю... Из наших точно никто... Нет, караулить Нельо я лично не собираюсь. Не простит, конечно. А ты бы простил? Я бы сбежал просто от всех... Ну.. тогда давай поедем уже."
Уже, наверное, вечер... Хорошо бы поехать, пока светло тогда уж...
- Ну так что, дождь, вроде, кончился... Поедем уже?
- Я готов...
А ведь Кано и Турко ничего не знают об их планах. И будут возражать...

0

519

- Хорошо, если он тебе и правда нужен будет... И... спасибо, что спорить не стал.
- Так я бы и не стал спорить. Наверняка бесполезно было бы.
И спорить даже не нужно, и так понятно, что Майтимо своего решения не изменит. Но зато теперь Кано будет чувствовать себе увереннее и спокойнее.
"Хотелось-то тебе хотелось, так и нам спать тоже... А ты по ночам пел. Сейчас-то хоть так не делаешь? Ты7 Так откуда же я знаю, почему ты его пролил? Меня тогда там не было. Нет, не в мастерской... Он тогда вниз спускался и чертежи из комнаты с собой взял, и положил на пару минут на столик в зале. Ну и ты мимо пробегал..."
"Я ещё в Амане так делать перестал после того, как отец напугал меня "тёмным подвалом". А, ну тогда понятно, почему пролил... Мимо ж пробегал... Видно не заметил столика."
Наверное так всё и было. Только вот зачем он с кружкой молока по дому бегал... Этого, скорее всего, уже не узнать.
- Станет ли?.. Тебе не хуже моего известно, брат, даже если мы помиримся с Нолофинвиони, жить нам все равно придется порознь.
- Не знаю... Может ты и прав. Но почему, почему нельзя позабыть прошлого?... Печально это...
Может и правда двум лагерям нужно быть на расстоянии друг от друга, куда большем расстоянии чем сейчас. Но ведь так и объединиться им будет куда сложнее.
- Что ж, надо будет и правда попросить Курво построить один такой шкаф. И поставить на него прочный замок, закрывающийся изнутри, чтобы никто не мог достать нас, когда мы будем там сидеть.
- Вы только не перестарайтесь и на запритесь изнутри так, что открыть не сможете. А то вам там жить придется...
- А мы ещё аварийную отмычку к замку попросим, чтобы можно было его открыть, если заклинит.
Только вот куда этот шкафчик потом поставить, не посередь же лагеря. И было бы интересно понаблюдать за тем, как их из него выманивать будут.
- Ты, Кано, поэт и творческая личность - тебе простительно и непонятно говорить. Потому что даже если это и непонятно, но все равно получается красиво.
- Красота, как оказалось, не всегда важна и нужна. Она нужна для радости, для любования, для спокойной жизни. А для войны красота не надобна. В войне её и нет почти... Поэтому сейчас мне этот способ очень мешает, и я стараюсь от него отучаться.
Это всё было так странно и сложно. Иногда Макалаурэ казалось, что придётся насовсем забыть про поэтическую речь. Но не получалось, да и не нужно наверное. Ведь некоторые вещи простым скучным языком не объяснить. Не хочется, а хочется как-то украсить свои слова. сделать их менее обыденными.

Отредактировано Канафинвэ (2012-03-16 01:03:18)

0

520

- О чём ты? Не нужно думать о плохом, или тогда оно не замедлит проявиться. Народ нолдор скоро вновь станет одним народом...
- Станет ли?..  Тебе не хуже моего известно, брат, даже если мы помиримся с Нолофинвиони, жить нам все равно придется порознь. 

- Не станет... Все мы должны понимать, что не будет. Никогда уже. Да, помиримся... на словах. И с Нолофинвэ. Но не со всеми. И жить нам придется как можно дальше друг от друга.
Они уже говорили об этом... Можно думать что угодно, но помириться у них не выйдет. Это сейчас нас только озеро разделяет... И, все равно, ссоры наверняка были, не могло не быть. И эльфы, наверняка, старались не встречаться между собой. Ведь это не от лорда зависело уже.
"Яне думаю, что плохо, разве я такое сказал? Обычно... как все. Просто петь после Кано... не знаю, мне бывает стыдно. Знаешь, мне почему-то кажется, что вдвоем поехать в любом случае не получится. Думаешь, твои браться, услышав, что ты куда-то собрался, тпустят тебя? Озеро и и правда хорошее место - тихое, красивое и недалеко совсем."
"Не как все... Я вот не умею петь. И стыдится тут нечего... Ну... Кано, и что? Финьо, ты хорошо поешь... И вы не на конкурсе, чтобы состязаться... Остальные тоже поедут? Наверное... Но потом сможем и вдвоем съездить... Может, им и не нужно ехать? Дела же..."

Нет... Поедут. Наверняка поедут. А озеро... Он помнил, как далеко был их лагерь от озера. Это было недалеко... Для здорового. Можно было и пешком добежать. А вот сколько времени он туда будет добираться...
- Так я бы и не стал спорить. Наверняка бесполезно было бы.
- Бесполезно... И... Правда - спасибо. Я знаю, что у тебя получится...
Даже если сам Кано в этом был не уверен... Это нормально. Зато со стороны было видно, что у него получалось.
"Я ещё в Амане так делать перестал после того, как отец напугал меня "тёмным подвалом". А, ну тогда понятно, почему пролил... Мимо ж пробегал... Видно не заметил столика."
"Он тебя этим пугал? А зачем? Там же звуки только сильнее раздаются... А я все гадал, почему ты перестал нас будить по ночам... Угу, только ты не только бегал, но и решил чертежи посмотреть..."

Любопытно было, наверное... Дети же... Хотя, кто теперь узнает, что тогда было на самом деле. Не специально же малыш это сделал, это же не близнецы.
- Ну так что, дождь, вроде, кончился... Поедем уже?
- Я готов...

- Да, конечно... Я тоже. Финьо?

0

521

- Не знаю... Может ты и прав. Но почему, почему нельзя позабыть прошлого?... Печально это...
Видно, в глубине души Кано все же понимал, что возвращения к безоблачному прошлому уже не будет. Остается только постараться сохранить внешний мир – хотя бы какое-то подобие единства нолдор.
Вот, и Майтимо, кажется, тоже был согласен с этим:
- Не станет... Все мы должны понимать, что не будет. Никогда уже. Да, помиримся... на словах. И с Нолофинвэ. Но не со всеми. И жить нам придется как можно дальше друг от друга. – Уверенно и горько произнес старший.
Турко невесело усмехнулся.
- Сказать по правде, у тех, кто прошел через Лед, есть серьезные причины, чтобы ненавидеть нас. И вряд ли это забудется так скоро, да и вообще забудется… Поэтому, боюсь, что при любом исходе жить нам с ними придется порознь.   
Взгляд Охотника снова упал на кузена. Только он… из всех нолдор по обе стороны Митрима один лишь Финьо оказался выше этой вражды, выше ненависти, способной бесповоротно отравить и новую жизнь здесь, в Эндорэ, и надежды на победу…
- Вы только не перестарайтесь и на запритесь изнутри так, что открыть не сможете. А то вам там жить придется...
- А мы ещё аварийную отмычку к замку попросим, чтобы можно было его открыть, если заклинит.

- Обязательно попросим, - кивнул Третий. – Хотя… нет такого замка, который Курво не сумел бы открыть. По крайней мере, из тех, что он сам же и сделал.
На секунду представилось, каково было бы и в самом деле вот так уйти, укрыться в полнейшей темноте ото всех тревог, от окружающих… и на сердце вдруг сделалось как-то тяжело. Тьелкормо вдруг понял, что он и в самом деле хотел бы этого.
- Ну так что, дождь, вроде, кончился... Поедем уже?
- Я готов...
- Да, конечно... Я тоже. Финьо?

Тут на душу легко препротившейшее чувство, словно он чего-то не знает.
- И куда же вы все собрались? – спросил Турко. – Особенно ты, Нэльо?..

0

522

"Я тоже хочу думать, что все наладится. Очень хочу. Питьо, вы повзрослели... согласись, что мыши в сапогах хороши в детстве. Уверен, вы что-нибудь другое придумаете со временем. А остальные... не уверен я, что они так уж обрадуются почему-то..."
"Ну так... наладится, наверное. Не будем же мы все время вот так жить? Я не спорю, что повзрослели, это даже нам самим заметно. А мыши... Ну, это, все равно, всех бесило, и не в детстве тоже. Так что, может, для них еще придет время. Думаешь, не обрадуются?"

Вряд ли это так было. Они-то, как раз, будут очень рады. Вон сколько раз пытались заставить их все бросить.
"Никто, я понимаю... Из наших точно никто... Нет, караулить Нельо я лично не собираюсь. Не простит, конечно. А ты бы простил? Я бы сбежал просто от всех... Ну.. тогда давай поедем уже."
"Да знаю я все это! Кому ты это говоришь-то? Конечно, и я бы сбежал... Так и он тоже. Один. И еще обидится при этом. Кому это нужно-то? И я караулить не буду... Слушай, мне кажется, он уже обиделся..."

Плохо, если так. Очень... Ну вот что ему теперь придет в голову сделать? Тогда уж, точно, спорить не надо было. А Турко, вон, пытается... Заткнуться бы ему, а?
- И куда же вы все собрались? Особенно ты, Нэльо?..
- Ну... К озеру, мы же говорили.
"Турко, вот только спорить с ним не вздумай, а то точно мышами в сапогах и колючками в одеяле не отделаешься. Так надо!"

0

523

- Красота, как оказалось, не всегда важна и нужна. Она нужна для радости, для любования, для спокойной жизни. А для войны красота не надобна. В войне её и нет почти... Поэтому сейчас мне этот способ очень мешает, и я стараюсь от него отучаться.
- Нет, Кано, ты неправ! Красота нужна всегда! Особенно во время войны... Потому что нельзя жить одними боями, одним гневом! Война безобразна, и тем более надо в противовес ей как можно больше красоты. Чтобы наши души не высохли, не умерли.. А то потом, в мирное время, у нас уже сил не будет видеть красивое.
Финдекано понимал, как тяжело сейчас менестрелю... из всех братьев-феанариони он меньше всех был приспособлен к войне и к власти. И в то же время был в нем какой-то очень крепкий стержень, который делал его сильным. Казалось, что там, где более боевые на вид средние сломаются, он выдержит...
"Не как все... Я вот не умею петь. И стыдится тут нечего... Ну... Кано, и что? Финьо, ты хорошо поешь... И вы не на конкурсе, чтобы состязаться... Остальные тоже поедут? Наверное... Но потом сможем и вдвоем съездить... Может, им и не нужно ехать? Дела же..."
"Не умеешь, я знаю. Нет, конечно, не на конкурсе. Просто для Кано - это дело его жизни, а для меня - так, баловство. Потому и сравнивать не стоит... Остальные? А я не знаю... Они вообще не в курсе наших планов, кажется."
А ведь правда, ни Кано, ни Турко не знали о поездке на озеро. Сейчас, наверное, станут возмущаться, говорить, что нельзя... или не станут?
"Ну так... наладится, наверное. Не будем же мы все время вот так жить? Я не спорю, что повзрослели, это даже нам самим заметно. А мыши... Ну, это, все равно, всех бесило, и не в детстве тоже. Так что, может, для них еще придет время. Думаешь, не обрадуются?"
"Не будем, конечно... Мыши всех бесили, но... знаешь, мне кажется, не настолько сильно, как веселили. Думаю, не обрадуются. Если вы станете взрослыми, серьезными и перестанете шутить - никто не обрадуется..."
Амбаруссар и правда стали серьезнее. Но очень не хотелось верить, что это навсегда... Прежними они, конечно, не станут... никто не станет, но хотя бы часть себя-прежних должна остаться.
- Сказать по правде, у тех, кто прошел через Лед, есть серьезные причины, чтобы ненавидеть нас. И вряд ли это забудется так скоро, да и вообще забудется… Поэтому, боюсь, что при любом исходе жить нам с ними придется порознь.
Финдекано поймал на себе взгляд Турко... Отвечать он ничего не стал. А что тут скажешь? Кузен прав... Льды забудутся не скоро. И вряд ли так хорошо, чтобы им всем жить бок-о-бок, как в Тирионе. Им бы хотя бы с открытой враждой справиться.
- Да, конечно... Я тоже. Финьо?
- Да, готов...
Он сел приглаживая рукой растрепавшиеся волосы.
- И куда же вы все собрались? Особенно ты, Нэльо?..
- На озеро... -Финдекано ответил почти хором с Питьо.

0

524

- А мы ещё аварийную отмычку к замку попросим, чтобы можно было его открыть, если заклинит.
- Обязательно попросим,Хотя… нет такого замка, который Курво не сумел бы открыть. По крайней мере, из тех, что он сам же и сделал.
- Ага... кто вам ее сделает? Курво? Да он лучше лишний замок привесит.. снаружи. И Турко прав - против его искусства никакая отмычка не поможет.
Как же они пытались быть прежними... А получалось лишь казаться. Вроде и шутки те же, а на душе все равно кошки скребут... Вон у Третьего лицо какое... нерадостное. Да и они, наверное, не лучше.
"Да знаю я все это! Кому ты это говоришь-то? Конечно, и я бы сбежал... Так и он тоже. Один. И еще обидится при этом. Кому это нужно-то? И я караулить не буду... Слушай, мне кажется, он уже обиделся..."
"Тебе говорю... да знаю, что ты знаешь, не возмущайся так. Никому не нужно, вот именно.. Думаешь, обиделся? И что теперь делать?"
Тэльво растерянно посмотрел на старшего, гадая, обиделся ли тот. Майтимо ведь может и виду не показать... А он очень не хотел делать ему больно или расстраивать.
- И куда же вы все собрались? Особенно ты, Нэльо?..
- Ну... К озеру, мы же говорили.

- На озеро...
- Угу... на озеро. А что?- он выразительно посмотрел на Турко.

0

525

- Бесполезно... И... Правда - спасибо. Я знаю, что у тебя получится...
- Было бы неплохо, если бы и правда всё получилось.
Пока ещё всё было так неопределённо и расплывчато, что уверенно говорить о том, получается что-то или нет, рано. Нужно ещё немного подождать и посмотреть.
"Он тебя этим пугал? А зачем? Там же звуки только сильнее раздаются... А я все гадал, почему ты перестал нас будить по ночам... Угу, только ты не только бегал, но и решил чертежи посмотреть..."
"Не только. Там темно ещё было. Совсем. А после рассказов старших о том, что может прятаться в темноте, было страшно. Это сейчас те рассказы не пугают, а тогда... Ага, тем более. Ох, и какой же я был непослушный..."
Всё когда-то казалось им другим. И подвал был страшным и испорченные чертежи непоправимой бедой. Сейчас же всё много серьёзнее. А иногда так хочется, чтобы "сейчас" не было, а было "тогда". Но не вернуть его.
- Не станет... Все мы должны понимать, что не будет. Никогда уже. Да, помиримся... на словах. И с Нолофинвэ. Но не со всеми. И жить нам придется как можно дальше друг от друга.
- Сказать по правде, у тех, кто прошел через Лед, есть серьезные причины, чтобы ненавидеть нас. И вряд ли это забудется так скоро, да и вообще забудется… Поэтому, боюсь, что при любом исходе жить нам с ними придется порознь.
- Похоже самая главная цель Мелькора достигнута... - тихо произнёс Макалаурэ. - Ну что же, если так будет действительно лучше, то ладно. Но ведь это стена... Стена, которую мы сами воздвигаем, вернее уже даже не воздвигаем. Воздвигнули её ещё до нас. Мы же её цементируем и укрепляем.
Похоже, им за дела Феанаро ещё очень долгое время придётся расплачиваться. От этого на душе становилось тяжело и холодно. Менестрелю хотелось всех примирить, хотелось объяснить правду, но он не знал, как это сделать. А от этого становилось ещё горше.
- Обязательно попросим. Хотя… нет такого замка, который Курво не сумел бы открыть. По крайней мере, из тех, что он сам же и сделал.
- Ага... кто вам ее сделает? Курво? Да он лучше лишний замок привесит.. снаружи. И Турко прав - против его искусства никакая отмычка не поможет.
- А зачем ещё-то один замок? Не, Курво поступит куда проще: снимет дверцу с петель. И замок открывать не придётся.
Странный разговор, но он помогает хоть немного отвлечься от проблем настоящего. Хотя, наверно даже он не может заставить не думать о происходящем.
- Нет, Кано, ты неправ! Красота нужна всегда! Особенно во время войны... Потому что нельзя жить одними боями, одним гневом! Война безобразна, и тем более надо в противовес ей как можно больше красоты. Чтобы наши души не высохли, не умерли.. А то потом, в мирное время, у нас уже сил не будет видеть красивое.
Назови мне тогда то, что есть красивое в войне? Пока я не видел в ней красоты или какой-либо привлекательности. После боя да, можно вернуть себе красоту, перед боем. Но не во время него. Впрочем, может я не вижу в войне красоты потому, что не принимаю её, не понимаю.
Может потом и привыкнет менестрель к войне, но так и не примет её. Не сможет, ни через год, ни через сотни лет. Такой уж у него характер небоевой. Красота мира ему была виднее и понятней чем цель этой войны.
- И куда же вы все собрались? Особенно ты, Нэльо?..
- Ну... К озеру, мы же говорили.
- На озеро...
- Угу... на озеро. А что?
- На озеро? Но... Нельо... - Кано замолк, не договорив. Старшему сейчас лежать нужно, а не на озеро отправляться. Пусть недолго, но несколько дней хотя бы. Но может так и лучше будет, по крайней мере настроение Майтимо поднимет.

Отредактировано Канафинвэ (2012-03-17 22:06:53)

0

526

"Не умеешь, я знаю. Нет, конечно, не на конкурсе. Просто для Кано - это дело его жизни, а для меня - так, баловство. Потому и сравнивать не стоит... Остальные? А я не знаю... Они вообще не в курсе наших планов, кажется."
"Ну и вот... Так и я говорю о том, что не стоит... Вы разные. И поете по-разному. Это и хорошо... Песни и должны быть разными. Это ведь, отражение души поющего... А от твоих песен легко на сердце. От них... не хочется о чем-то думать, просто слушать. У Кано они глубокие, в них вслушиваться нужно, мне, иногда, кажется, что я чего-то не могу расслышать или понять. Слишком много всего там... Ну да, не в курсе... Ты же им не говорил?"

Да и с чего было говорить-то? И они до этого... Нет, он ведь спрашивал вслух про озеро, они должны были слышать. Может, решили, что он совсем с ума сошел...
Может, это и было так...
- Замок - это еще не самое главное... Вы, вон, спросите мелких, они бы заднюю стенку там открутили...
Да и он сам, наверное, тоже. Не любили они идти очевидными путями. А еще... Представился этот самый шкаф - спереди его толи заколачивает, толи вскрывает Курво, сзади они с близнецами отковыривают доски, внутри Кано и Турко едят варенье... Да уж, такое и захочешь нарочно придумать - не выйдет.
"Не только. Там темно ещё было. Совсем. А после рассказов старших о том, что может прятаться в темноте, было страшно. Это сейчас те рассказы не пугают, а тогда... Ага, тем более. Ох, и какой же я был непослушный..."
"Ты-то? Нет... Ты тихим был... Иногда. От остальных и этого было не дождаться. Кано... Ты... не грусти. Все равно, здесь жэе есть что-то хорошее... И будет еще... Ну что вы все носы повесили, мелкие даже?"

Да и не только мелкие. Турко тоже грустил... Вот от него этого сложно было ожидать. Обычно, тот не слишком грустил над всем окружающим.
- Похоже самая главная цель Мелькора достигнута...  Ну что же, если так будет действительно лучше, то ладно. Но ведь это стена... Стена, которую мы сами воздвигаем, вернее уже даже не воздвигаем. Воздвигнули её ещё до нас. Мы же её цементируем и укрепляем.
- Наверное, она была достигнута давно уже, в Валиноре... Кано, никому от этого не лучше! Это пропасть, в которую мы проваливаемся все глубже. Только... Что делать с этим, я не знаю... Ты же был тут, все это время, знаешь, как все настроены... Скажи - ты веришь, что можно все забыть? Просто забыть, снова жить как раньше? Я бы хотел этого... Только как?
Очень хотел. Но, даже если с кем-то и удалось бы помириться, с Финьо, с дядей, с кузенами... Все равно, останутся те, кто будет против, и снова будут ссоры, если не хуже. А он... хотел бы, чтобы этого не было. Или можно попробовать? Хотя бы начать... С кого-то. Хоть с Финьо пока...
- И куда же вы все собрались? Особенно ты, Нэльо?..
- Ну... К озеру, мы же говорили.
- На озеро...
- Угу... на озеро. А что?
- На озеро? Но... Нельо...

- На озеро мы собрались... Давно уже... А что?
Снова начнутся споры... Кано и Турко спорить будут обязательно, что он, братьев не знал?

0

527

- Похоже самая главная цель Мелькора достигнута... Ну что же, если так будет действительно лучше, то ладно. Но ведь это стена... Стена, которую мы сами воздвигаем, вернее уже даже не воздвигаем. Воздвигнули её ещё до нас. Мы же её цементируем и укрепляем.
- Наверное, она была достигнута давно уже, в Валиноре... Кано, никому от этого не лучше! Это пропасть, в которую мы проваливаемся все глубже. Только... Что делать с этим, я не знаю... Ты же был тут, все это время, знаешь, как все настроены... Скажи - ты веришь, что можно все забыть? Просто забыть, снова жить как раньше? Я бы хотел этого... Только как?

Похоже, старшие были правы. Если основной целью Моринготто было разобщить нолдор, заставить их перестать быть единым народом, то эта цель была достигнута и, скорее всего, задолго до Исхода, до Лосгара и Хэлкараксе… еще тогда, в Тирионе, когда они стали изготовлять оружие; когда вооружались друг против друга, единству наступил конец. Но ведь не все еще потеряно.
- Мне не хочется верить, что все это лишь на руку Врагу, ведь мы же не воюем друг с другом, верно? И даже если наши верные станут жить отдельно от подданных Нолофинвэ, если мы решим уйти куда-нибудь на север, или на восток, это будет сделано лишь для того, чтобы сохранить мир, и пока этот мир существует, есть и надежда.
Голос Туркафинвэ слегка дрогнул.
- Ага... кто вам ее сделает? Курво? Да он лучше лишний замок привесит.. снаружи. И Турко прав - против его искусства никакая отмычка не поможет.
- А зачем ещё-то один замок? Не, Курво поступит куда проще: снимет дверцу с петель. И замок открывать не придётся.

- Вот именно, - хмыкнул Турко. – Правда, в этом случае дальнейшее использование этого шкафа будет уже невозможно, но зато мы с вами лишний раз убедимся, что наш мастер может взломать любую дверь.
Ох, слышал бы сейчас Курво их болтовню, наверное, нашел бы, что ответить…
- Ну... К озеру, мы же говорили.
- На озеро...
- Угу... на озеро. А что?
- На озеро мы собрались... Давно уже... А что?

Такое обилие решительных и одновременно каких-то обеспокоенных голосов заставило Тьелкормо умолкнуть на время и призадуматься. Конечно, Нэльо сейчас надо бы лежать в постели и набираться сил, а не разъезжать по Митриму. Только брат ведь все равно не станет слушать… никто из них не станет.
- Ладно, - сказал он, наконец, - собрались ехать – езжайте. Только я отправлюсь с вами.
Так самому Охотнику было как-то спокойнее.
"Турко, вот только спорить с ним не вздумай, а то точно мышами в сапогах и колючками в одеяле не отделаешься. Так надо!"
"Между прочим, я и не думал, - соврал Турко. – Ибо знаю, если уж вы что-то придумали, то разубеждать вас бесполезно".

0

528

"Не будем, конечно... Мыши всех бесили, но... знаешь, мне кажется, не настолько сильно, как веселили. Думаю, не обрадуются. Если вы станете взрослыми, серьезными и перестанете шутить - никто не обрадуется..."
"Не настолько сильно? Ну... Тогда я знаю, кто будет следующим кандидатом на получение мыша. Я его тебе достану, обещаю. Не обрадуются... Финьо, скажи, от нас правда ничего другого не ждут, кроме шуток?"

Словно только это они и умели - всех развлекать... Было немного грустно от этого. Но, наверное, это у них получалось, и правда, лучше всего. Чтож, ладно, если кому-то от этого легче станет.
"Тебе говорю... да знаю, что ты знаешь, не возмущайся так. Никому не нужно, вот именно.. Думаешь, обиделся? И что теперь делать?"
"Ну да, мне так кажется... И расстроился... Ты же слышал - он даже спорить не стал. Не знаю я, что делать. Поехать, наверное... И попытаться не спорить с ним про это больше."

Чтобы еще больше не расстроить.
А то, вон, они все снова начали про какие-то не слишком приятные темы, про политику. Он бы понял брата, если бы тот сейчас послал их всех с этими разговорами. Вернуться не дали, как уже загрузили работой.
- На озеро...
- Угу... на озеро. А что?
- На озеро мы собрались... Давно уже... А что?
- Ладно, собрались ехать – езжайте. Только я отправлюсь с вами.

Угу, конечно, нужно им было чье-то разрешение, как же. Хорошо, что хоть дошло до братьев и они спорить не стали с Нэльо.
- Ну... Раз готовы все, то нужно собираться. Финьо, у тебя есть что-нибудь из одежды потеплее, а то там не жарко будет, особенно вечером.
И хорошо бы взять с собой лекарства. Да и бинты бы пригодились... Он с рустью посмотрел на братьев.

0

529

- Похоже самая главная цель Мелькора достигнута... Ну что же, если так будет действительно лучше, то ладно. Но ведь это стена... Стена, которую мы сами воздвигаем, вернее уже даже не воздвигаем. Воздвигнули её ещё до нас. Мы же её цементируем и укрепляем.
- Мне не хочется верить, что все это лишь на руку Врагу, ведь мы же не воюем друг с другом, верно? И даже если наши верные станут жить отдельно от подданных Нолофинвэ, если мы решим уйти куда-нибудь на север, или на восток, это будет сделано лишь для того, чтобы сохранить мир, и пока этот мир существует, есть и надежда.
- Наверное, она была достигнута давно уже, в Валиноре... Кано, никому от этого не лучше! Это пропасть, в которую мы проваливаемся все глубже. Только... Что делать с этим, я не знаю... Ты же был тут, все это время, знаешь, как все настроены... Скажи - ты веришь, что можно все забыть? Просто забыть, снова жить как раньше? Я бы хотел этого... Только как?
Финдекано какое-то время молчал, глядя на кузенов, затем тихо заговорил:
- И вы так легко готовы отдать Морготу победу? Причем не какую-нибудь, а в битве за наши души? Просто взять и смириться с тем, что мы отныне едва ли не враги? Не убиваем друг друга - и ладно, так, что ли? Нет... я так не хочу. И не буду так жить. Надо пытаться, до последнего пытаться восстановить мир. Сначала пусть это будет тот худой мир, что лучше доброй ссоры... а затем может и получится что-то.. путное.  Забыть.. конечно, забыть не получится. И как раньше жить - тоже. Но мы ведь пришли сюда, чтобы начать новую жизнь. Так значит, надо искать способ сделать это.
Нельзя вот так просто отказаться от надежды на мир между ними. Нельзя...
Назови мне тогда то, что есть красивое в войне? Пока я не видел в ней красоты или какой-либо привлекательности. После боя да, можно вернуть себе красоту, перед боем. Но не во время него. Впрочем, может я не вижу в войне красоты потому, что не принимаю её, не понимаю.
- Кано, ты не совсем меня понял... В войне ничего красивого нет и быть не может. Это ненормально и неестественно. Но именно во время войны особенно нужна красота... не в бою, не в оружии... в другом. В песнях тех же, в чем-то, созданном нашими руками и душами. Тогда легче будет жить...
Финдекано тоже не понимал и не принимал войны. Хотя в азарте боя было что-то... что заставляло сердце стучать чаще и забыть про все. Но... это тоже было частью искажения. Это было неправильно.
"Ну и вот... Так и я говорю о том, что не стоит... Вы разные. И поете по-разному. Это и хорошо... Песни и должны быть разными. Это ведь, отражение души поющего... А от твоих песен легко на сердце. От них... не хочется о чем-то думать, просто слушать. У Кано они глубокие, в них вслушиваться нужно, мне, иногда, кажется, что я чего-то не могу расслышать или понять. Слишком много всего там... Ну да, не в курсе... Ты же им не говорил?"
"Так дело-то все в том, что настоящий Мастер стремится к тому, чтобы его искусство заставляло думать, а не просто смеяться и подпевать приятной мелодии. Да я в Мастера-то и не рвусь, в музыке так уж точно. Песни Кано.. это не просто песни... это что-то большее. А то, что порой мы чего-то в них не понимаем, заставляет нас стремиться понять и стать лучше, умнее... Потому я и не хочу себя с ним сравнивать... Нет, я им не говорил... но теперь вот они узнали уже..."
Финдекано посмотрел на Турко и Кано.. те явно были не в восторге от их идеи. Но, кажется, поняли, что спорить не стоит...
- Ладно, собрались ехать – езжайте. Только я отправлюсь с вами.
Кто бы сомневался... И Кано наверняка соберется, не захотят они остаться.
"Не настолько сильно? Ну... Тогда я знаю, кто будет следующим кандидатом на получение мыша. Я его тебе достану, обещаю. Не обрадуются... Финьо, скажи, от нас правда ничего другого не ждут, кроме шуток?"
"Ладно.. буду ждать. Только не дохлого, ладно? А то... он вонять будет. И противно. Питьо, а ты и парвда так думаешь? Что от вас другого не ждут? Я про всех не знаю, конечно, но ни Майтимо, ни я точно никакого отношения к этому не имеем."
Он действительно был уверен в том, что близнецы - не просто легкомысленные и пустоголовые шутники.
- Ну... Раз готовы все, то нужно собираться. Финьо, у тебя есть что-нибудь из одежды потеплее, а то там не жарко будет, особенно вечером.
- Не знаю, как на всех... но что-то найдется... Я сейчас посмотрю.

0

530

"Ну да, мне так кажется... И расстроился... Ты же слышал - он даже спорить не стал. Не знаю я, что делать. Поехать, наверное... И попытаться не спорить с ним про это больше."
"Слышал... А что тут думать-то? Да, ехать... "
Остальные говорили о важных, но немного сейчас неуместных, на взгляд Тэльво делах. Все это сейчас все равно не решишь... В глубине души он был согласен ис кузеном - нельзя им ссориться, нельзя радовать Моргота тем, что его работа дала хороши результаты. Только ведь и остальные правы.. не простят им всего... никогда.
- Ну... Раз готовы все, то нужно собираться. Финьо, у тебя есть что-нибудь из одежды потеплее, а то там не жарко будет, особенно вечером.
- Не знаю, как на всех... но что-то найдется... Я сейчас посмотрю.

- Мне не надо.. у меня плащ есть. Давайте, правда, собираться... Турко, ты решил с нами ехать? А ты, Кано?

0

531

"Ты-то? Нет... Ты тихим был... Иногда. От остальных и этого было не дождаться. Кано... Ты... не грусти. Все равно, здесь жэе есть что-то хорошее... И будет еще... Ну что вы все носы повесили, мелкие даже?"
"Иногда... когда вдохновение на меня нападало. Я пытаюсь не грустить, но не получается. Всё равно тоска какая-то непонятная накатывает. Здесь много чего хорошего... есть и будет тоже... Знаю... Мы... не знаю... у всех причины разные для этого."
Все грустили по-своему, и повод у всех был разный. Хотя наверное много было и общего в этой грусти. Но ведь Нельо прав: есть и здесь, в землях практически подвластных Тьме что-то хорошее. Да много его. Достаточно из лагеря выйти, и можно найти сразу уйму интересного и хорошего, что вполне может поднять настроение.
- Замок - это еще не самое главное... Вы, вон, спросите мелких, они бы заднюю стенку там открутили...
- Вот именно. Правда, в этом случае дальнейшее использование этого шкафа будет уже невозможно, но зато мы с вами лишний раз убедимся, что наш мастер может взломать любую дверь.
- Угу. Бедный шкаф. Если над ним так на словах издеваются, то боюсь представить, что будет на деле. - весело-задумчиво произнёс Макалаурэ. - А в его мастерстве взламывать любые двери и так сомнений нет. Он это делает быстро, качественно и не отвлекаясь от других более важных дел.
Курво всё всегда так делает. Но иногда и правда от его действий бывает много невосправимых разрушений. Хоть он сам всегда отрицает это. Даже с тем же шкафом... Атаринке будет проще сделать новый, чем починить сломанный.
- Наверное, она была достигнута давно уже, в Валиноре... Кано, никому от этого не лучше! Это пропасть, в которую мы проваливаемся все глубже. Только... Что делать с этим, я не знаю... Ты же был тут, все это время, знаешь, как все настроены... Скажи - ты веришь, что можно все забыть? Просто забыть, снова жить как раньше? Я бы хотел этого... Только как?
- Мне не хочется верить, что все это лишь на руку Врагу, ведь мы же не воюем друг с другом, верно? И даже если наши верные станут жить отдельно от подданных Нолофинвэ, если мы решим уйти куда-нибудь на север, или на восток, это будет сделано лишь для того, чтобы сохранить мир, и пока этот мир существует, есть и надежда.
- И вы так легко готовы отдать Морготу победу? Причем не какую-нибудь, а в битве за наши души? Просто взять и смириться с тем, что мы отныне едва ли не враги? Не убиваем друг друга - и ладно, так, что ли? Нет... я так не хочу. И не буду так жить. Надо пытаться, до последнего пытаться восстановить мир. Сначала пусть это будет тот худой мир, что лучше доброй ссоры... а затем может и получится что-то.. путное.  Забыть.. конечно, забыть не получится. И как раньше жить - тоже. Но мы ведь пришли сюда, чтобы начать новую жизнь. Так значит, надо искать способ сделать это.
- Мы ещё не сдались, мы боремся ещё за восстановления мира. Только ведь это не от нас в большей степени зависит, а от верных. В первые дни, Нельо, вообще было тяжелее всего... Приходилось ходить и всех одёргивать, чтобы ссор не устраивали, даже на словах, со слов ведь всё могло на дело перейти. Сейчас-то вообще мирно всё. Прежнего единства нам не достигнуть уже, да и пытаться не стоит. Но и останавливаться мы тоже не станем. Нужно хоть как-то примириться всем. Не забыть... нет... просто воспринимать это как тяжёлое, но уже минувшее прошлое. И не поддаваться влиянию Тьмы...
Кано вздохнул. Легко сказать, совсем не просто сделать. Чтобы что-то получилось, этого должны захотеть все, и стремиться к этому тоже все должны. Было видно, что, как и он, и братья, и кузен будут идти к достижению мира среди нолдор, пусть действительно худого, но всёже мира.
- Кано, ты не совсем меня понял... В войне ничего красивого нет и быть не может. Это ненормально и неестественно. Но именно во время войны особенно нужна красота... не в бою, не в оружии... в другом. В песнях тех же, в чем-то, созданном нашими руками и душами. Тогда легче будет жить...
- Наверное... Не так легко оживить прижатый непогодой к земле цветок. Но если полить его, может он и выпрямится и оживёт вновь. Возможно так с войной и красотой. Только тогда красоте не должно быть упоминания о войне или её отголоска. Лишь в этом случае красота не даст умереть душам.
Вообще элдар во всём видят красоту. Без красоты им жить трудно и подчас даже невозможно. Вот наверное затем иногда так важно просто посидеть вокруг костра или вот также в шатре и создавать или возраждать красоту. Да даже и не так. Красоту вообще можно сотворить из всего чего угодно, лишь бы оно только не противоречило этому понятию.
- На озеро мы собрались... Давно уже... А что?
- Ладно, собрались ехать – езжайте. Только я отправлюсь с вами.
- Ну... Раз готовы все, то нужно собираться. Финьо, у тебя есть что-нибудь из одежды потеплее, а то там не жарко будет, особенно вечером.
- Не знаю, как на всех... но что-то найдется... Я сейчас посмотрю.
- Мне не надо.. у меня плащ есть. Давайте, правда, собираться... Турко, ты решил с нами ехать? А ты, Кано?
- А как же! Я тоже с вами. - ответил Макалаурэ. - Только, Нельо, предупреждаю тебя сразу, без аптечки никто никуда не поедет.
Это было важным. Мало ли что может случиться со старшим. А Кано очень не хотелось, чтобы ему было плохо или больно. А для этого всё самое необходимое нужно было обязательно взять с собой.

0

532

- И вы так легко готовы отдать Морготу победу? Причем не какую-нибудь, а в битве за наши души? Просто взять и смириться с тем, что мы отныне едва ли не враги? Не убиваем друг друга - и ладно, так, что ли? Нет... я так не хочу. И не буду так жить. Надо пытаться, до последнего пытаться восстановить мир. Сначала пусть это будет тот худой мир, что лучше доброй ссоры... а затем может и получится что-то.. путное.  Забыть.. конечно, забыть не получится. И как раньше жить - тоже. Но мы ведь пришли сюда, чтобы начать новую жизнь. Так значит, надо искать способ сделать это.
- Нет... Нет, Финьо... Не готовы... Но ты скажи, что тогда делать? Я не знаю... Рад бы что-нибудь сделать, но не знаю... Скажи, кто, кроме тебя, готов иметь с нами дело? Знаешь... Я бы хотел, чтобы было иначе. Чтобы можно было - нет, не забыть, но хоть смириться с тем, что произошло. И не бросаться друг на друга, как только увидимся... Не получится как раньше - а как получится, Финьо?
Именно так, как они говорили - разъехаться и постараться не встречаться больше. Этого Моргот добился. Да, неприятно было признавать это, но он победил...
"Так дело-то все в том, что настоящий Мастер стремится к тому, чтобы его искусство заставляло думать, а не просто смеяться и подпевать приятной мелодии. Да я в Мастера-то и не рвусь, в музыке так уж точно. Песни Кано.. это не просто песни... это что-то большее. А то, что порой мы чего-то в них не понимаем, заставляет нас стремиться понять и стать лучше, умнее... Потому я и не хочу себя с ним сравнивать... Нет, я им не говорил... но теперь вот они узнали уже..."
"Финьо... Дело ни в чем. Вы разные...  И еще - часто совсем не хочется думать, или... чувствовать некоторые песни мастеров. А твои - хочется. Потому что нет в них той боли, тоски, что есть сейчас... Того, над чем не хочется думать, но хочется чувствовать."

Странный спор ни о чем... Каждая песня хороша тогда, когда душа готова ее принять. Ни больше и не меньше... И не бывает так, что кто-то плохо поет, и думать, что твоей песне не рады после мастера - тоже странно...
"Иногда... когда вдохновение на меня нападало. Я пытаюсь не грустить, но не получается. Всё равно тоска какая-то непонятная накатывает. Здесь много чего хорошего... есть и будет тоже... Знаю... Мы... не знаю... у всех причины разные для этого."
"Будет... Ты думай об этом... А тоска - что с ней сделаешь? Мне тоже тоскливо... От всего, что происходит. Только... Если совсем сдаться, то лучше и не будет..."

Хотя... мастер из него тот еще - сам со своим настроением не может справиться, а учит кого-то... Нет, нужно было что-то делать. Уезжать, вон...
- Ладно, собрались ехать – езжайте. Только я отправлюсь с вами.
- Ну... Раз готовы все, то нужно собираться. Финьо, у тебя есть что-нибудь из одежды потеплее, а то там не жарко будет, особенно вечером.
- Не знаю, как на всех... но что-то найдется... Я сейчас посмотрю.
- Мне не надо.. у меня плащ есть. Давайте, правда, собираться... Турко, ты решил с нами ехать? А ты, Кано?
- А как же! Я тоже с вами.  Только, Нельо, предупреждаю тебя сразу, без аптечки никто никуда не поедет.

Майтимо обвел всех взглядом. Ох, а они хотели тихо ехать...
- Тогда пошли... Только тихо... Кано, если хочешь что-то собрать, то на столике лежало... что-то лекарское. Но из шатра не выходить! Чтобы нас никто не видел...
Не хотелось ему ни с кем встречаться... Даже чтобы слышали их - не хотелось. Поэтому, он даже говорить старался потише. А плащ... Да, неплохо было бы... Он ужасно мерз даже здесь.
- Тогда встать помогите...

0

533

- Угу. Бедный шкаф. Если над ним так на словах издеваются, то боюсь представить, что будет на деле. А в его мастерстве взламывать любые двери и так сомнений нет. Он это делает быстро, качественно и не отвлекаясь от других более важных дел.
- Вот-вот, - весело кивнул Турко. – Что ни говори, а этого таланта Курво с лихвой досталось от папы.
Правда, если Курво мог открыть любую дверь при помощи кузнечного искусства, благословленного Ауле, то Феанаро за неимением терпения скорее вынес бы эту дверь раз и навсегда.
- Ну... Раз готовы все, то нужно собираться. Финьо, у тебя есть что-нибудь из одежды потеплее, а то там не жарко будет, особенно вечером.
- Не знаю, как на всех... но что-то найдется... Я сейчас посмотрю.
- Мне не надо.. у меня плащ есть. Давайте, правда, собираться... Турко, ты решил с нами ехать? А ты, Кано?
- А как же! Я тоже с вами. Только, Нельо, предупреждаю тебя сразу, без аптечки никто никуда не поедет.

- У меня тоже плащ, - Тьелкормо для достоверности помахал плечами, давая откинутому назад плащу снова сползти. – И аптечка у меня с собой, как всегда… 
Всякому хорошему Охотнику необходимо держать при себе лекарственные средства. У Турко неизменно бывала привязана к седлу небольшая сумка, наполненная самыми важными снадобьями.
- Тогда встать помогите...
Услыхав просьбу старшего, Турко подскочил к Нэльо прежде всех остальных.
- Давай я помогу тебе, toronya…

0

534

"Ладно.. буду ждать. Только не дохлого, ладно? А то... он вонять будет. И противно. Питьо, а ты и парвда так думаешь? Что от вас другого не ждут? Я про всех не знаю, конечно, но ни Майтимо, ни я точно никакого отношения к этому не имеем."
"Так не дохлого - не интересно... Скучно это как-то. Вонять? Так он не успеет еще. А живого жалко, и он дырку прогрызет в сапоге и убежит. Ладно, мы подумаем... Я тебе... ручного мыша подарю, в банке... Не знаю... Нет, не все... Но многие очень. А про вас я знаю."

Ну да, Майтимо, может, и не ждал... И Финьо, наверное, чего уж там. Питьо вздохнул, немного грустно, но, пожалуй, соглашаясь с кузеном.
"Слышал... А что тут думать-то? Да, ехать... "
"Не знаю... Если он обиделся..."

Не хотелось это делать, очень... Ну что за день такой - вроде бы, все радоваться должны. А они опять - про политику, про ссоры...
"Эй, вы чего? Думаете, сейчас подходящее время это все обсуждать? Майтимо вряд ли порадуется."
Он сердито посмотрел на Кано и Турко. Могли бы уж и сами сообразить, и не загружать старшего такими проблемами в первый же день.
- Не знаю, как на всех... но что-то найдется... Я сейчас посмотрю.
- Угу, посмотри...
Сами-то они обошлись бы, а вот за старшего он беспокоился. Все же, не стоило ему сейчас никуда ехать. А он вон как... Тогда стоило бы взять и плащ, и лекарства. Жаль, кровать прихватить нельзя.
– И аптечка у меня с собой, как всегда…
- Ага... Аптечка у тебя, как же. Лучше вон посмотри, что на столе стоит, все пользы будет больше, их же специально подбирали.
Наверное, специально принесли брату то, что больше всего было нужно...

0

535

- Нет... Нет, Финьо... Не готовы... Но ты скажи, что тогда делать? Я не знаю... Рад бы что-нибудь сделать, но не знаю... Скажи, кто, кроме тебя, готов иметь с нами дело? Знаешь... Я бы хотел, чтобы было иначе. Чтобы можно было - нет, не забыть, но хоть смириться с тем, что произошло. И не бросаться друг на друга, как только увидимся... Не получится как раньше - а как получится, Финьо?
- Мы ещё не сдались, мы боремся ещё за восстановления мира. Только ведь это не от нас в большей степени зависит, а от верных. В первые дни, Нельо, вообще было тяжелее всего... Приходилось ходить и всех одёргивать, чтобы ссор не устраивали, даже на словах, со слов ведь всё могло на дело перейти. Сейчас-то вообще мирно всё. Прежнего единства нам не достигнуть уже, да и пытаться не стоит. Но и останавливаться мы тоже не станем. Нужно хоть как-то примириться всем. Не забыть... нет... просто воспринимать это как тяжёлое, но уже минувшее прошлое. И не поддаваться влиянию Тьмы...
- Что делать? Пробовать, не сдаваться, искать способы преодолеть вражду. Кто кроме меня? Я скажу. Отец готов, готовы арафивиони, верные - наши и их. И у вас тоже - вот послушай, что сказал Кано. Забыть никто не требует, ясно, что это невозможно. А смириться - можно. И нужно. Потому что бывают вещи, важней собственной ненависти. Я не знаю, как именно получится, Нельо, даже представить пока не могу. Скорее всего поначалу - просто будем жить поодаль друг от друга. Потом... потом, кто знает, может прежняя дружба все-таки вспомнится, и мы станем общаться. По-настоящему... Просто если не верить в это, то лучше сразу руки опустить.
Финдекано не верил, что им предстоит разъехаться по Эндорэ и делать вид, что других нет. Не выйдет так... У него самого вот точно не выйдет, он не собирался прекращать общаться с другом. И остальные... нет, не будет такого.
"Финьо... Дело ни в чем. Вы разные...  И еще - часто совсем не хочется думать, или... чувствовать некоторые песни мастеров. А твои - хочется. Потому что нет в них той боли, тоски, что есть сейчас... Того, над чем не хочется думать, но хочется чувствовать."
"Может, ты и прав отчасти... не во все времена нужна сложность... Ладно, если это так - я готов петь тебе сколько хочешь.
Финдекано улыбнулся. Если он мог помочь другу хотя бы так - значит, будет помогать.
- Наверное... Не так легко оживить прижатый непогодой к земле цветок. Но если полить его, может он и выпрямится и оживёт вновь. Возможно так с войной и красотой. Только тогда красоте не должно быть упоминания о войне или её отголоска. Лишь в этом случае красота не даст умереть душам.
- В любом случае надо попытаться сделать это. Боюсь, что так у нас не получится, чтобы без упоминаний, Кано... Послушай, о чем стали петь менестрели - о боях, о гибели героев, о подвигах... Так и будет дальше... А ведь эти песни красивы. И помогают нам верить в то, что все не напрасно. А сели мы перестанем петь... что с нами будет? Мне кажется, просто надо и во время войны видеть красоты, искать ее...
Они всегда умели это. Сумеют и теперь. Иначе душа не выдержит и умрет - ведь для нее это как голод для тела...
"Так не дохлого - не интересно... Скучно это как-то. Вонять? Так он не успеет еще. А живого жалко, и он дырку прогрызет в сапоге и убежит. Ладно, мы подумаем... Я тебе... ручного мыша подарю, в банке... Не знаю... Нет, не все... Но многие очень. А про вас я знаю."
"Почему это неинтересно? Ну успеет.... а кто его знает... А наступать на дохлого мыша какого? А живой может удрать, пока ты будешь сапог надевать... Ручного? Ну-ну... давай. Хотя.. его тоже жалко. Ты только представь - всю жизнь в банке прожить. Ну многие... а вы хотели бы, чтобы было не так? Наверное, это ведь обидно очень..."
Хотя ведь близнецы сами все время вели себя так, чтобы их всерьез не воспринимали. Или наоборот? Потому так себя вели, что к ним так относились? Тут не поймешь уже, где причина, а где следствие...
Обзор имеющихся в наличие теплых вещей показал, что их не так уж много, но пару плащей найдется. Надо взять оба... на всякий случай.
- Тогда пошли... Только тихо... Кано, если хочешь что-то собрать, то на столике лежало... что-то лекарское. Но из шатра не выходить! Чтобы нас никто не видел...
Да... интересно, как у них получится - тихо? такой-то толпой...
- Тогда встать помогите...
- Давай я помогу тебе, toronya…

Как всегда торопливый, Турко оказался рядом с братом.
Финдекано посмотрел на стоящие на столике лекарства и протянул Кано небольшую седельную сумку.
- Вот... надеюсь, тут все это можно поместить и аккуратно довезти. Ты посмотри, что нам пригодится...
Насчет аптечки Третьего он, как и Питьо, немного сомневался. Вряд ли там было много всего - так, первая помощь...

0

536

"Не знаю... Если он обиделся..."
"Пииитьо... ну что ты раньше времени-то переживаешь? Ведь мы не можем его отговорить, правда? И понимаем, что делать это нельзя. Ему это нужно, видимо. Иначе бы он не стал так настаивать. С нами Кано будет, он может помочь, если что не так... Да и мы все - неужели позволим чему-то плохому случится?"
Тэльво понимал, что брат боится за старшего. И не хочет, чтобы тот куда ехал в таком состоянии. Он и сам ужасно боялся. Но если тот и правда обидится и поедет один - а зная его характер, это было более, чем вероятно, - будет только хуже. Значит, надо ехать.
Финдекано тем временем покопался в своих вещах и вытащил пару теплых плащей. Они были изрядно потрепанными, кое-где с прорехами. Тэльво догадался, что плащи грели хозяина, когда тот шел через Льды - мелкие дырочки, явно прожженные, говорили сами за себя. Финьо, как и все, наверняка пытался сесть ближе к огню, ловя хоть какие-то крохи тепла... Он вздохнул и отвел глаза.
- Тогда пошли... Только тихо... Кано, если хочешь что-то собрать, то на столике лежало... что-то лекарское. Но из шатра не выходить! Чтобы нас никто не видел...
- Нельо, но мы же не можем не выходя из шатра, куда-то пойти! И... лошадей бы надо? Может нам как-то по очереди выходить?
Тихо-то не выйдет - такая толпа собралась..

0

537

"Будет... Ты думай об этом... А тоска - что с ней сделаешь? Мне тоже тоскливо... От всего, что происходит. Только... Если совсем сдаться, то лучше и не будет..."
"Ты прав, ничего с ней сделать нельзя. В ближайшее время так точно. А сдаваться... сдаваться никто и не будет, невозможно да и не к чему. Нельо, ты только не грусти, всё ещё будет хорошо."
По крайней мере Макалаурэ хотелось в это верить. А то вот все загрустили, а ведь не нужно этого, в самом деле не нужно. Хотя, не грустить как-то не получалось. Значит, нужно что-то придумать, чтобы грусть ушла и как можно наподольше.
- Вот-вот. Что ни говори, а этого таланта Курво с лихвой досталось от папы.
- Курво от папы достался не только этот талант, но ещё и много других. Да и не только талантов.
Да практически всё Курво досталось от отца, и лишь немногое от матери. Вот только Феанаро в голову не пришло самому ломать шкаф, чтобы вытащить оттуда сыновей. Наверняка бы поручил это дело всё тому же Курво или вообще не обратил внимания на шкаф, если тот по какой-то причине не стал бы ему нужен.
- Нет... Нет, Финьо... Не готовы... Но ты скажи, что тогда делать? Я не знаю... Рад бы что-нибудь сделать, но не знаю... Скажи, кто, кроме тебя, готов иметь с нами дело? Знаешь... Я бы хотел, чтобы было иначе. Чтобы можно было - нет, не забыть, но хоть смириться с тем, что произошло. И не бросаться друг на друга, как только увидимся... Не получится как раньше - а как получится, Финьо?
- Что делать? Пробовать, не сдаваться, искать способы преодолеть вражду. Кто кроме меня? Я скажу. Отец готов, готовы арафивиони, верные - наши и их. И у вас тоже - вот послушай, что сказал Кано. Забыть никто не требует, ясно, что это невозможно. А смириться - можно. И нужно. Потому что бывают вещи, важней собственной ненависти. Я не знаю, как именно получится, Нельо, даже представить пока не могу. Скорее всего поначалу - просто будем жить поодаль друг от друга. Потом... потом, кто знает, может прежняя дружба все-таки вспомнится, и мы станем общаться. По-настоящему... Просто если не верить в это, то лучше сразу руки опустить.
- Так чего мы тогда об этом говорим, предположения какие-то строим... Давайте действовать начнём, а там ужк посмотрим, как оно всё ляжет. Простыми размышлениями мы так больше в тупик зайдём, чем всё это решим.
Менестрелю просто надоели эти рассуждения. Нужно было не предполагать, а уже начинать действовать. А как оно всё потом сложится, наверное только время покажет.
"Эй, вы чего? Думаете, сейчас подходящее время это все обсуждать? Майтимо вряд ли порадуется."
Кано на это лишь плечами пожал, не зная как можно ответить. Впрочем, Питьо прав, пора этот разговор завершать или переводить на что-то другое.
- В любом случае надо попытаться сделать это. Боюсь, что так у нас не получится, чтобы без упоминаний, Кано... Послушай, о чем стали петь менестрели - о боях, о гибели героев, о подвигах... Так и будет дальше... А ведь эти песни красивы. И помогают нам верить в то, что все не напрасно. А сели мы перестанем петь... что с нами будет? Мне кажется, просто надо и во время войны видеть красоты, искать ее...
- Сейчас и правда баллады в большинстве своём слагаются о боях и о героях. Но зачем? Почему нужно петь о том, кто кому как голову снёс? Это конечно грубый пример, но ведь это так. Нет, петь не перестанут и красота, возможно, в этих песнях будет. Но они уже не те, иные... И, знаешь, похоже и я скоро начну такие писать... от того, что иного нет, не дано...
И всё больше в песнях тоски, боли и какой-то странной грусти, а музыка... а музыка уже совсем не та. И иной скорее всего уже не будет.
- Тогда пошли... Только тихо... Кано, если хочешь что-то собрать, то на столике лежало... что-то лекарское. Но из шатра не выходить! Чтобы нас никто не видел...
– И аптечка у меня с собой, как всегда…
- Ага... Аптечка у тебя, как же. Лучше вон посмотри, что на столе стоит, все пользы будет больше, их же специально подбирали.
- Вот... надеюсь, тут все это можно поместить и аккуратно довезти. Ты посмотри, что нам пригодится...
- Нельо, но мы же не можем не выходя из шатра, куда-то пойти! И... лошадей бы надо? Может нам как-то по очереди выходить?
- Угу, хорошо... - Кано взял сумку и, внимательно осмотрев то, что стояло и лежало на столике, стал собирать всё нужное. То, что у Турко есть аптечка - это конечно хорошо, но ведь там может и не оказаться чего-нибудь очень нужного. Сложив всё необходимое, менестрель сказал свои мысли уже по теме того, как лучше выходить из шатра. - Нужно идти всем тихо и разными путями. А потом за лагерем уже снова встретиться.
И по очереди естественно...

0

538

"Ты прав, ничего с ней сделать нельзя. В ближайшее время так точно. А сдаваться... сдаваться никто и не будет, невозможно да и не к чему. Нельо, ты только не грусти, всё ещё будет хорошо."
"Ну вот, видишь... Я хочу не грустить, только вот не получается как-то."

И правда - не получалось как-то.  На душе, все равно, было тоскливо.
- Что делать? Пробовать, не сдаваться, искать способы преодолеть вражду. Кто кроме меня? Я скажу. Отец готов, готовы арафивиони, верные - наши и их. И у вас тоже - вот послушай, что сказал Кано. Забыть никто не требует, ясно, что это невозможно. А смириться - можно. И нужно. Потому что бывают вещи, важней собственной ненависти. Я не знаю, как именно получится, Нельо, даже представить пока не могу. Скорее всего поначалу - просто будем жить поодаль друг от друга. Потом... потом, кто знает, может прежняя дружба все-таки вспомнится, и мы станем общаться. По-настоящему... Просто если не верить в это, то лучше сразу руки опустить.
- Так чего мы тогда об этом говорим, предположения какие-то строим... Давайте действовать начнём, а там ужк посмотрим, как оно всё ляжет. Простыми размышлениями мы так больше в тупик зайдём, чем всё это решим.
- Ладно... И ты думаешь, что это дальше разговоров пойдет? Как?
Майтимо с интересом посмотрел на кузена. Неужели он считает, что такое возможно на самом деле? Они ведь говорили уже об этом...  И ничего хорошего не решили. Они уже в Валиноре начали ссориться... Да, так придется - разбежаться по разным углам. А потом... Откуда этой дружбе вернуться? Нет, он не говорил про Финьо - но вот сам народ...
Ладно, и правда - что толку говорить об этом. Кузен всегда верил в лучшее. И то, что он сам не смог бы назвать дружбой, для него могло таковым являться.
- Нельо, но мы же не можем не выходя из шатра, куда-то пойти! И... лошадей бы надо? Может нам как-то по очереди выходить?
- Угу, хорошо... Нужно идти всем тихо и разными путями. А потом за лагерем уже снова встретиться.

Эльф тряхнул головой, пытаясь понять, о чем говорят остальные. Что-то странное было во всем этом... Они словно и правда собирались от врагов уходить... Вон планы даже строили...
- Я имел в виду, не выходить к целителям за аптечкой... А заметят или нет... У вас же есть лошади? Значит, никто не удивится, что вы куда-то едите... А если нас увидит - так не побегут же сразу лекарям докладывать об этом. Пошли... Как обычно, только без проволочек.
Он взглянул на то, как Финдэкано ищет плащи... Потрепанные... И снова стало больно и стыдно - за все произошедшее. А кто-то еще говорит о примирении - после всего...
- Давай я помогу тебе, toronya…
- Спасибо... Идемте.

0

539

- Курво от папы достался не только этот талант, но ещё и много других. Да и не только талантов.
Турко только хмыкнул в ответ. Что верно, то верно. Курво унаследовал не только отцовский талант, но и характер, который временами бывал прямо-таки очень скверным. Да и лицом был истинный Феанаро…
- Ага... Аптечка у тебя, как же. Лучше вон посмотри, что на столе стоит, все пользы будет больше, их же специально подбирали.
- Не язви, Рыжий, - коротко огрызнулся Турко. Однако, в следующий момент сообразил, что Питьо, вероятно, прав. Что бы за склянки не стояли там, на столе, их тут оставили не просто так… - Я и так все понимаю.. – добавил он чуть тише, виновато. - В любом случае, учтите, что и моя аптечка может пригодиться. 
- Нельо, но мы же не можем не выходя из шатра, куда-то пойти! И... лошадей бы надо? Может нам как-то по очереди выходить?
- Угу, хорошо... Нужно идти всем тихо и разными путями. А потом за лагерем уже снова встретиться.
- Я имел в виду, не выходить к целителям за аптечкой... А заметят или нет... У вас же есть лошади? Значит, никто не удивится, что вы куда-то едите... А если нас увидит - так не побегут же сразу лекарям докладывать об этом. Пошли... Как обычно, только без проволочек.

Почему-то от мысли, что им придется выбираться из шатра тайно, крадучись, на сердце сделалось препогано.
- В самом деле, какое кому дело? Тем более, что у нас и правда есть лошади, а Финьо и Майтимо могут ехать с кем-нибудь в седле…
- Спасибо... Идемте.
Турко осторожно придержал Нэльо, помогая ему подняться на ноги.

0

540

- Ну... Мы попробуем помириться. Кто-то хочет с этим поспорить? Ну так что тогда обсуждать это, тем более так долго. Вроде бы, все друг с другом согласны, так чего мусолить столько эту тему?
Питьо недовольно нахохлился и посмотрел на братьев. Неужели Они совсем не могут найти тем для разговоров, кроме этой?  Столько раз уже все обсуждали. И, главное, все равно ведь не решат ничего сейчас! И придется снова обсуждать то же самое. Что, неужели они настолько устали, что хотят уже сейчас свалить все проблемы на старшего?
"Почему это неинтересно? Ну успеет.... а кто его знает... А наступать на дохлого мыша какого? А живой может удрать, пока ты будешь сапог надевать... Ручного? Ну-ну... давай. Хотя.. его тоже жалко. Ты только представь - всю жизнь в банке прожить. Ну многие... а вы хотели бы, чтобы было не так? Наверное, это ведь обидно очень..."
"Ну... а как еще? Ты что, думаешь, успеет? Ну да, дохлого противно, живой убежит... А ты говорил, что в мышах нет ничего плохого! А сам теперь отказываешься. Почему всю жизнь в банке? Это сначала, чтобы первые дни не убежал. А потом он к тебе привыкнет, и к тому, что ты его кормишь, и будет жить у тебя. Спать у тебя в волосах - он там гнездо совьет. Обидно, а что сделаешь? Даже для Кано мы... пара дурачков, только и умеющих, что шуметь."

Многие их такими считали, если не все. И да - это было обидно, но они привыкли.  А что было делать? Может, и правда, эти их шуточки кому-нибудь помогут...
"Пииитьо... ну что ты раньше времени-то переживаешь? Ведь мы не можем его отговорить, правда? И понимаем, что делать это нельзя. Ему это нужно, видимо. Иначе бы он не стал так настаивать. С нами Кано будет, он может помочь, если что не так... Да и мы все - неужели позволим чему-то плохому случится?"
"А когда мне начинать переживать, когда уже поздно будет? Да нет, конечно, не можем, я и не собираюсь. Просто... ему же плохо и больно будет. Ты бы не хотел помочь? Не позволим. Я просто... думаю, что мы можем сделать. Сейчас еще."

Плащи, вон... Лекарства. Ну что еще они могут? Он посмотрел, как Финьо достает пару потрепанных плащей, прожженных искорками костра. Сколько раз они согревали кузена во льдах, и сколько раз он, закутываясь в эти плащи, вспоминал о них?
- Не язви, Рыжий. Я и так все понимаю.. В любом случае, учтите, что и моя аптечка может пригодиться.
Питьо хотел было огрызнуться на брата, но промолчал - во-первых не хотел расстраивать брата - старшего, во-вторых - Турко и сам уже понял, что не прав.
Питьо посмотрел, с каким трудом встает Майтимо и вздохнул.

0


Вы здесь » Арда. Первая эпоха » Мини-словески » На Тангородрим


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC